Кладовая фанфиков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кладовая фанфиков » Снарри » The Press Conference; Автор: Alisanne


The Press Conference; Автор: Alisanne

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Автор: Alisanne
Переводчик: Kirrsten 
Бета: Laconic
Пейринг: ГП/СС
Жанр: юмор
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: -

0

2

Гарри проснулся в одиночестве, даже не подозревая, что день грядущий ему готовит. По привычке он повернулся на бок, чтобы получить свою порцию объятий, и обнаружил, что Северуса уже нет. Тогда он зарылся лицом в подушку любовника и вдохнул слабый аромат. Последние недели, остававшиеся до начала занятий, были просто замечательными, но теперь все закончилось.

«Проклятые студенты, – подумал он, переворачиваясь на спину. – Испортить мне личную жизнь!..»

Молодой человек стряхнул с себя уныние, поднялся с кровати и пошел в душ. Северус, скорее всего, с раннего утра торчит в лаборатории. Он что-то упоминал о новом зелье, над которым работает. У Гарри были кое-какие подозрения, что зелье это имеет непосредственное отношение к встречам Северуса и Минервы, но был счастлив оставаться в стороне и, для разнообразия, не находиться в центре всеобщего внимания.

После окончания войны Гарри усиленно пытался забыть, что он – знаменитость. «Победитель Вольдеморта и Спаситель магического и маггловского миров» – преследовало его везде, куда бы он ни пошел, что значительно осложняло эту самую личную жизнь. Игра в квиддич на профессиональном уровне тоже не помогла, и он с радостью принял предложение Минервы преподавать в Хогвартсе.

Убежденный, что никто в школе не будет относиться к нему подобным образом, Гарри переехал в отведенные ему комнаты еще летом, спрятавшись за толстыми стенами замка от любопытных глаз. Он действительно чувствовал себя здесь как дома, тем более что здесь, в Хогвартсе, его окружали старые друзья.

И только один человек заставил его нервничать.

Северус Снейп, полностью оправданный военным судом при помощи портрета Альбуса Дамблдора и Омута памяти, вернулся в Хогвартс в качестве Мастера зелий. И если кто и мог сделать жизнь Гарри невыносимой, так это он.

Поэтому Гарри был потрясен, когда они с Северусом, общаясь и лучше узнавая друг друга, смогли не только преодолеть многолетнюю вражду, но и признали взаимное влечение.

Возможно, помогла совместная работа во время войны; а, может быть, Гарри вырос и сейчас мог понять, что профессор просто был вынужден вести себя так жестко. В любом случае, он получил возможность поближе познакомиться с невероятным, пусть и немного суховатым, чувством юмора бывшего шпиона. Северус оказался намного забавнее, когда его потрясающий интеллект не обращался против самого Поттера, и когда Гарри вернулся в Хогвартс, они неожиданно оказались на равных. Общение стало более тесным, и то, что началось как эксперимент на одну ночь, закончилось тем, что Гарри просто однажды остался у Снейпа.

Теперь, два месяца спустя, он жил в комнатах Северуса и готовился преподавать ЗОТИ новому поколению юных магов.



* * *



Шагая в направлении Большого зала, Гарри удовлетворенно вздыхал. Он распланировал уроки на весь год и даже смог совместить часть своих лекций с занятиями по Уходу за магическими существами. Он был взволнован. Жизнь казалась весьма хорошей штукой.

А затем, как и положено, все полетело к чертям.

Увидев гудящую толпу в конце коридора, Гарри замер, испуганно распахнув глаза.

Это же не Рита Скитер?..

Да, это были представители прессы, притаившиеся в засаде перед Большим Залом.

– Что за че?..

– …Поттер… – послышалось из толпы, и он задохнулся, понимая, что газетчики здесь именно из-за него. Сегодня его первый официальный рабочий день, и журналисты с нетерпением ожидают появления нового профессора Хогвартса.

– О, будь все проклято, – застонав, он быстро спрятался за колонну. День становился все хуже и хуже.

Шагавшие немного позади Невилл и Гермиона остановились и озадаченно посмотрели на него. Девушка покачала головой.

– Ты что, до сих пор не привык к этому? Разве целый год в качестве звезды квиддича не приучил тебя к повышенному вниманию?

Гарри закатил глаза. Когда он решил стать профессиональным игроком, Гермиона критиковала его больше всех и все еще не простила, хотя он и вернулся в школу.

Невилл сочувственно улыбнулся:

– Тебе, наверное, лучше поговорить с ними, – предложил он. – Может, одно интервью заставит их оставить тебя в покое?

Гарри застонал:

– Вряд ли я когда-нибудь избавлюсь от этих стервятников.

– Думаю, стоит прислушаться к совету Невилла, Гарри, – вздохнула подруга. – Ясно же, они просто так не отстанут. Если ты хоть иногда будешь разговаривать с ними, они перестанут тебя преследовать постоянно. – Высказавшись, она двинулась дальше: – Идем, Нев?

Невилл колебался, разрываясь между желанием догнать уходящую Гермиону и остаться с другом.

– Ладно, иди уж, – пробормотал Гарри.

Невилл кивнул и принялся протискиваться сквозь толпу репортеров, стремясь не отстать от девушки.

– Вот тебе и учительская солидарность, – пробормотал про себя несчастный брошенный герой, наблюдая, как друзья идут в Большой зал завтракать.

Последний завтрак перед тем, как прибудет Хогвартс-экспресс…

Гарри глубоко вздохнул. Нет, это его совсем не беспокоит. Ладно, не очень. В конце концов, это всего лишь студенты!

А пока у него другая большая проблема. Здесь. Он попал в ловушку, а Северуса даже нет рядом. Любовник бросил его на растерзание прессе в такое чудесное утро. Где его носит, черт возьми?

Гарри настороженно смотрел на толпу, спрашивая себя, сможет ли он незаметно отступить и сбегать за плащом-невидимкой, чтобы прокрасться в Большой Зал...

– Слишком застенчив, чтобы предстать перед обожающей публикой? – раздался позади шелковистый голос.

Гарри обернулся – сложив руки на груди и ухмыляясь, у колонны стоял Северус Снейп.

– Северус, – Гарри двинулся к нему. – Мы не виделись утром. Мне чего-то не хватает, когда тебя нет рядом, – голос превратился в хриплое мурлыканье.

Снейп закатил глаза:

– Это не сработает, – мягко предупредил он.

– Что не сработает? – Гарри попробовал обнять мужчину.

– Отвлечь меня. Тебе все равно придется встретиться с ними, – тон немного смягчился. Северус притянул молодого человека к себе и заклинанием накрыл их сферой Невидимости, чтобы получить возможность спрятаться хоть ненадолго.

Гарри устало устроил голову у него на груди:

– Да, знаю, – пробормотал он, заставляя Северуса напрягаться, чтобы услышать, что он там говорит. – Поверить не могу, что они здесь. Пойдем со мной, а?

– Я? Ты не боишься показаться со мной?

Гриффиндорец закатил глаза – Северуса почему-то не покидала бредовая идея, что Гарри его стыдится.

– Я хотел бы показаться с тобой. Это даст журналистам возможность несколько изменить тему разговоров, когда они поймут, что я уже занят.

Северус фыркнул:

– Да уж. Что ж, и я вздохну с облегчением. Правда, не думаю, что твоя сексуальная жизнь – единственное, что их интересует. Они хотят знать вcе.

– Их интересует «знаменитый Гарри Поттер, убийца Темного Лорда» – это ты имеешь в виду, – печально произнес Гарри. – По большей части, именно из-за этого я и бросил квиддич. Они преследовали и преследовали меня. Расположение «Пушек» всегда было хорошо защищено, и я надеялся, что и в Хогвартсе тоже...

– Х-м-м, ладно. В данном случае это может и не сработать, – задумчиво протянул Северус.

Гарри озадаченно нахмурился и отодвинулся:

– О чем ты говоришь?

– Около недели назад Минерва интересовалась, не можешь ли ты дать пресс-конференцию.

Гарри открыл рот:

– Мерлин, Северус, я терпеть не могу выступать на публике, и ты это прекрасно знаешь!

Кивнув, зельевар продолжил:

– Знаю. Однако Минерва узнала, что СМИ пронюхали про твое возвращение в школу, и если бы ты сейчас дал интервью, они исчезли бы до появления студентов.

Поттер побелел и попятился назад:

– Я действительно ненавижу интервью, – его начало трясти.

Северус потер переносицу:

– Мне это известно, поэтому я и закончил сегодня утром зелье, которое совершенно избавит тебя от волнения.

– Зелье? Ты приготовил для меня специальное зелье? – Гарри озорно улыбнулся мужчине. – Какой ты милый!

Снейп нахмурился. Достав темно-зеленую бутылочку из недр мантии, он вручил её Гарри.

– Я не <>милый, Поттер, – прорычал зельевар. – Я лишь хочу, чтобы ты расслабился. Хотя лучшее средство для этого - секс. Давай, нескольких капель будет достаточно.

Гарри улыбнулся, тронутый подобной заботой.

– Тебе меня не провести. Я-то знаю, что ты милый и нежный, – прищурился он.

Северус приподнял бровь.

– Серьезно? Нежный, не так ли? Позже увидишь, какой я нежный. А пока, выпей, прежде чем выйти к ним, – он кивнул на репортеров.

Северус не успел договорить, а Гарри уже открыл флакончик и хорошенько приложился.

– Я же сказал несколько капель... – рыкнул профессор, когда Гарри проглотил почти все. – Или ... Я что, сказал выпить все? – выхватив емкость из ослабевших пальцев, он еле-еле поймал собиравшегося упасть Гарри. – Я сказал – несколько, – шипел он. – Ты невозможен!

Гарри тупо ухмылялся.

– О, не волнуйся, Севви, – фальшиво пропел он. – Я подумал, что если выпить немножечко больше, лучше подействует. Все отлично!

– Как ты меня назвал?

Гриффиндорец захихикал:

– Севви! – и прошептал, понизив голос: – Ты такой пушистый и милый, Севви.

Северус заскрипел зубами:

– Ясно, доза оказалась слишком большой, – забормотал он. И поскольку Гарри продолжал хихикать, зельевар принялся рассматривать возможность незаметно утащить его подальше от репортеров, назад в комнату. Потом вздохнул. Минерва никогда не простит ему. Снейп решительно подтолкнул Гарри в обратную сторону. У того, однако, имелись несколько другие планы.

Выглянув через плечо Северуса, Поттер снова уставился на представителей прессы, только на сей раз, его реакция была совершенно иной.

– О-о-о! Смотри! Как забавно!

Отлепившись от Северуса, Гарри, качаясь, двинулся по коридору, выходя из-под защиты сферы. Что немедленно заметила толпа репортеров.

– Гарри Поттер, Гарри Поттер! – закричали они, устремляясь к знаменитому герою.

Тот встретил их широкой улыбкой.

– Привет всем, – доброжелательно сказал он.

Некоторые из репортеров явно были озадачены, ведь большинство помнило Поттера до ужаса застенчивым и робеющим перед камерами. Они засыпали его вопросами. Гарри старался отвечать на все.

– О, да, я вернулся несколько месяцев назад. И сразу переехал в новые комнаты. Ох, они чудесные... Самое лучшее? Мой любовник. О, вы и не знали? Она?? Ха-ха-ха, это вовсе не она. Это Северус Снейп. Да, он – просто само совершенство в постели... Особенно, когда вытворяет языком такое!..

Северус закрыл лицо руками. Ужас!.. Он безжалостно подавил ту маленькую часть себя, которая радовалось готовности Гарри публично признать их отношения, и начал просчитывать варианты, как быстрее справиться с непредвиденной ситуацией.

Поттер продолжал лепетать, а Снейп раздумывал, стоит ли потихоньку смыться или все-таки выйти и спасти Гарри и, что намного важнее, собственную репутацию.

Вопросы сыпались и сыпались, становясь все более возмутительными и наглыми. Особенно старалась Скитер.

Северус от ужаса дернулся, когда она сладко поинтересовалась, кто же из них двоих сверху?

Гарри ответил, не моргнув глазом:

– О, конечно, он! Хотя, мы меняемся. Но я полностью принадлежу ему. Я даже сделал татуировку с его именем на своей...

– Дамы и господа, на этом все, – строго рявкнул Северус, выходя из-за колонны. Его глаза расширились, когда он увидел, что Гарри уже расстегнул и начал спускать брюки, собираясь показать толпе фотографов свою татуировку. Вспышки камер со всех сторон почти ослепили профессора.

Ловко ухватив Гарри за локоть, он решительно потащил его в зал, игнорируя поток вопросов летящих вслед.

Гарри, к сожалению, все еще чувствовал себя слишком раскованным и активно продолжал попытки показать татуировку, одновременно отвечая на вопросы, пока его уводили.

Доведенный до предела, Северус взвалил любовника на плечи и поволок к комнатам. Он решил было позвать на помощь друзей гриффиндорца, но быстро передумал. Неизвестно, что тот способен растрепать собственным друзьям, если рассказал о татуировке репортерам. 



Поттер безвольной кучей свалился на кровать.

– О, это было так забавно! – кричал он, пока Северус стаскивал с него ботинки и расстегивал одежду. – Ты великолепен, Севви! Я вообще не волновался!

Не переставая говорить, Гарри пытался поцеловать Снейпа, и тому приходилось отчаянно сопротивляться, чтобы не рухнуть на кровать. Под действием зелья Поттер стал не только весьма раскован и игрив, но и явно испытывал вожделение.

Сексуально надув губы, пока Северус укладывал его, Гарри все норовил поцеловать зельевара и пытался, правда, неудачно, затащить его к себе в кровать.

– Хочу тебя, – хрипло бормотал он.

Северус едва не застонал. Да, зелье действительно сделало мальчишку еще более привлекательным и сексуальным, и в качестве отвлекающего фактора профессор принялся систематизировать особенности новой микстуры.

Тенденция к детскому лепету. Сексуальное возбуждение. Расслабленность... Детский лепет немного беспокоит, возможно, нужно добавлять меньше корня джута... И, определенно, стоит уменьшить дозу.

Когда Гарри, наконец, тихо захрапел, Северус воспользовался шансом и связался через камин с Минервой, чтобы поделиться новостями о фиаско с прессой.

Счастливой она, конечно, не выглядела.

– Прекрати ухмыляться, Северус, – приказала МакГонаголл, выслушав отчет.

Он выгнул бровь.

– Если помнишь, я предсказывал итог этого предприятия.

Минерва вздохнула.

– Да, – пришлось признать ей. – Ты предупреждал. Ладно, я посмотрю, что можно сделать, чтобы свести ущерб к минимуму. Помог бы массовый несчастный случай с камерами...

Северус спрятал улыбку. Минерва обо всем позаботится.

После того, как они попрощались, профессор проверил, как там Гарри, и вернулся в лабораторию. Если его расчеты верны, эффект от зелья пропадет к вечеру, когда Поттер выспится – как раз к распределению.



* * *



Гарри проснулся несколько дезориентированным. Приходя в себя, он полежал пару мгновений без движения, а затем память вернулась…

– Мерлин, – прошептал он. Северус его точно убьет.

Будто услышав его мысли, в комнату вошел Снейп.

– Вижу, ты проснулся. Чувствуешь себя менее разговорчивым?

Гарри застонал.

– О, Северус, я говорил сегодня с прессой?

– Да, – с прохладцей подтвердил тот.

– И... Это точно произошло? – приглушенно выдавил Гарри, пряча лицо в подушку.

Кровать прогнулась, когда Северус присел рядом с ним.

– Не только произошло, но имеется прекрасное подтверждение этому на первой полосе «Пророка». У Скитер был удачный день.

Гарри застонал громче.

– Я действительно собирался показать им свою татуировку? – прохныкал он.

– Брюки ты наполовину снял, – подтвердил Снейп, лаская одной рукой предмет обсуждения. Гарри в ответ на ласку принялся извиваться. – Хотя, – продолжил Северус, – татуировка прекрасна. Никогда не устаю любоваться ею.

– Только не на первой полосе газеты, – простонал несчастный герой, ещё глубже зарываясь в подушку.

– Ну, не уверен, – вежливо возразил Северус. – Это дало бы мне шанс написать мемуары о том, как фотография моего любовника красовалась на развороте популярной газеты.

Гарри смутился:

– Мне так жаль, – голос звучал все ещё глухо.

– Разумеется. Минерва тоже не выглядела особенно счастливой, когда узнала...

Красное лицо вынырнуло из подушки.

– Боги, она знает?!

Северус ухмыльнулся:

– Конечно, знает. Она – директор школы. И потом, это была её идея.

– Она убьет меня!

Зельевар, наконец, решил сжалиться над несчастным.

– Сомневаюсь. Она, конечно, не обрадовалась, но признала, что и сама виновата в случившемся, и что это все скоро забудется, – он все еще слегка поглаживал Гарри по заднице.

– Почему ты так чертовски хорош в этом?.. – Гарри медленно повернулся лицом к любовнику.

Профессор выгнул бровь:

– Ты так считаешь? Весь магический мир теперь знает, что их спаситель – мой любовник, что я... сверху, и что у тебя на заднице тату с моим именем, – он улыбнулся. – Весьма удачный поворот для меня.

Гарри покраснел.

– Я был слишком откровенен, правда?

Северус усмехнулся:

– О, да, – и, поколебавшись, добавил: – Приятно знать, что ты видишь будущее для наших отношений.

Гарри растерянно замигал:

–Да, хорошо, – смутился он. – Правда?

Северус уставился вдаль:

– Я не привык думать о таких вещах. То, что я выжил на войне, уже стало для меня полной неожиданностью, и то, что происходит сейчас… слишком.

Гарри сел:

– Я хочу продолжать наши отношения, – тихо произнес он. – В этом я никогда не сомневался.

– Сомнение – девиз каждого шпиона, – отозвался Снейп. – Но... – он сделал паузу, и Гарри затаил дыхание. – Я приму к сведению.

– Хорошо, – прошептал Гарри. – Значит, Минерва рассердилась?

– На себя. Говорил ведь ей, что идея дурацкая, так нет, она настаивала, чтобы я придумал это зелье, я и придумал. По крайней мере, это фиаско может спасти тебя от необходимости пресс-конференций в будущем.

Гарри закатил глаза:

– Хвала Мерлину. Зелье виновато или нет, но, думаю, я доказал, что не очень хорош в этом.

– Полностью согласен, – кивнул Северус. – И ещё одна хорошая новость... Минерве удалось заставить прессу держаться подальше от Хогвартса.

Гарри приободрился.

– Отлично! Значит, больше никаких интервью?

– Нет, пока ты на землях Хогвартса, – усмехнулся профессор.

Повеселевший было Поттер приуныл:

– А если я куда-нибудь уеду?

Северус покачал головой:

– Думаю, нам придется придумать подходящий план на этот случай.

– Жаль, я испортил твое зелье, – ласково прошептал Гари, беря мужчину за руку.

– А кто говорит, что ты его испортил? – наклонился к нему Снейп.

– Во всяком случае, оно не сработало так, как полагалось, – Гарри почти касался губами губ Северуса.

– М-м-м… Но побочные эффекты оказались весьма приятны, – прохрипел тот. – Ты был очень... нежен.

Гарри улыбнулся и прижался губами к губам любовника.

– Ну, раз ты так говоришь…

– Как ты сейчас себя чувствуешь? – пробормотал Северус, возбуждаясь от близости Гарри и от желания в его глазах.

– Нежным, – ответил тот.

Северус тоже улыбнулся.



* * *



Гарри чувствовал, как влажный горячий язык медленно скользит вниз по спине. Лежа на животе, совершенно обнаженный, он полностью отдавался ласкам Северуса. Его оставшийся без внимания член, пойманный в ловушку между телом и простыней, напряженно пульсировал. С губ слетали протяжные стоны и вздохи. Гарри хныкал каждый раз, когда любовник касался особенно чувствительных точек.

Северус добрался до основания позвоночника и немного задержался, наслаждаясь игрой мускулов извивающегося под ним тела. Он поцеловал татуировку на левой ягодице, обведя ее контуры языком, и улыбнулся, когда услышал жалобный шепот «ну, пожалуйста». Раздвинул ягодицы, обнажая соблазнительную дырочку и, немного наклонившись, мягко подул на нее – хныканье стало громче. Нежно провел пальцем по ложбинке, и Гарри едва не сбросил его с кровати, резко двинув вверх бедрами.

Приглушенное хихиканье стало единственным предупреждением для распростертого на кровати Гарри, затем Северус лизнул его вход.

Гарри шире развел ноги, но у любовника были другие планы. Сильные руки решительно придержали дрожащие бедра, заставляя покориться, пока жадный рот посасывал и вылизывал сжимающийся анус.

Сминая в кулаках простыни, Гарри едва сдерживался, пока порочный язычок кружил в ложбинке между бедер. Он весь напрягся, готовый кончить. Невыносимое давление распространялось вверх по позвоночнику, заставляя выгибаться и хрипеть в голос в предвкушении оргазма.

Северус остановился и зарычал:

– Не вздумай, я хочу быть в тебе, когда ты кончишь.

– Трахни меня! – застонал Гарри.

– Отличная идея, – мурлыкнул Снейп, быстро обхватывая его член ладонью. Палец другой руки проник внутрь, растягивая и смазывая, и Гарри утонул в удовольствии. После того, как пальцев стало три, он взмолился:

– Мерлин! Пожалуйстапожалуйста… яхочутебясейчасСевер…

Северус наблюдал, как влажная головка его члена погружается в узкий проход, раздвигая напряженные стенки. Задыхаясь, он немного подождал, пока вздрагивающее тело привыкнет к вторжению, затем начал медленно двигаться.

– Трахнименятрахнименятрахни… – умолял Гарри, и, не выдержав, Северус почти вышел, оставляя внутри лишь головку. Затем одним резким движением снова вошел до конца, не сдержав стона и вызвав ответный крик Гарри.

Ритм был просто зверский, кровать раскачивалась под ними, но независимо от того, как сильно Снейп трахал любовника, тот просил большего.

– Сильнее! Трахай меня сильнее! – кричал он, и Северус порадовался, что предусмотрительно поставил заглушающие заклинания вокруг комнат.

Притянув Гарри ближе и заставив встать на колени, он еще больше развел дрожащие бедра, продолжая с силой вколачиваться в покорное тело. Затем, не сбиваясь с ритма, наклонился и прошептал:

– Сейчас.

Гарри беззвучно закричал и кончил, заливая спермой кровать и с такой силой сжимая проход, что Северус сделал лишь несколько судорожных движений и забился в оргазме.

Он был все еще внутри, и его член легко вздрагивал, когда Гарри счастливо выдохнул.

– Ммм, очень нежный, – пробормотал Снейп, в его голосе звучало удовлетворение. Свободной рукой он откинул влажные волосы со лба юноши:

– Возможно, мне стоит приготовить этого зелья побольше и начать продавать.

– Можно, но, думаю, нам и так неплохо, – улыбнулся Гарри.

– Наверное, ты прав. – Северус начал выходить, и любовник протестующе захныкал.

– Не надо, – попросил он. – Мне нравится, когда ты остаешься во мне после.

Прижимая Гарри к себе, Снейп уткнулся ему в шею и глубоко вздохнул:

– Я... мне тоже это нравится, – признал он.

Потом прижался сильнее, собираясь немного поспать, и Гарри улыбнулся, решив, что нужно демонстрировать свою нежность как можно чаще. Даже без действия зелья.



* * *





Директор МакГонаголл раздраженно посмотрела на часы. Студенты уже прибыли, распределение вот-вот начнется, а ее Мастер зелий и профессор ЗОТИ отсутствуют.

Она уже собиралась начать церемонию без них, когда краем глаза заметила пылающего Гарри Поттера и легкомысленно выглядящего Северуса Снейпа. Парочка проскользнула в зал и стала позади неё.

Вовремя!

Директор повернулась к студентам:

– Добро пожаловать в Хогвартс! Сейчас вам предстоит пройти Распределение. Когда я назову ваше имя, поднимитесь сюда и сядьте на стул. Распределительная шляпа определит вас на один из четырех факультетов.

Северус осторожно обнял Гарри. Он знал, что должен сконцентрироваться на церемонии, но все, о чем он мог думать - о последних проведенных вместе часах. О том, как тело Гарри отзывчиво во время занятий любовью. Как хорош он на вкус, когда Северус глотает очередное доказательство его удовольствия. Как...

– Само внимание? – прошептал Гарри ему на ухо, и его теплое призрачное дыхание пощекотало чувствительную кожу.

Северус едва сдержал стон. Независимо от того, как долго они спали вместе, он все время хотел ещё.

– Щенок, – пробормотал зельевар, мягко сжимая упругую задницу любовника сквозь мантию.

– Господа, пожалуйста! – сердито зашипела МакГонаголл, окидывая их строгим взглядом, прежде чем вернуться к церемонии Распределения.

Гарри подавил смех. Возможно, он должен поощрить Северуса на создание большего количества зелья. И даже Минерва, вполне вероятно, сможет стать более нежной.

0

3

Класс!!!! Фанфик просто улет......

0


Вы здесь » Кладовая фанфиков » Снарри » The Press Conference; Автор: Alisanne