Кладовая фанфиков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кладовая фанфиков » Гет и джен » "Wise Beyond Years, Literally!", ГП и мародеры, PG, закончен


"Wise Beyond Years, Literally!", ГП и мародеры, PG, закончен

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Название: Wise Beyond Years, Literally!
Автор: Bookworm622
Переводчик: Eve-Angel
Ссылка: отсутствует
Разрешение: получено
Персонажи: ГП, мародеры
Жанр: Action/ Adventure
Рейтинг: PG
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: После смерти родителей и приезда Итана Риддла Джеймс Поттер оказывается в вихре сумашедших загадок. Главная из которых-кто такой Итан?
Предупреждение: AU

Отредактировано Eve-Angel (2010-08-03 20:22:34)

0

2

Глава 1

— Где Дамблдор?! — воскликнул Сириус, его живот громко заурчал.

Бедный Римус,сидящий рядом, чуть не оглох. Нахмурившись, он потер правое ухо и посмотрел на друга:

— Бродяга, профессор — очень занятой человек, — янтарные глаза встретились с серыми.

Блэк закатил глаза и весьма обрадовался, когда Питер погладил свой живот и громко сказал:

— Я хочу есть! Ему лучше поторопиться!

Люпин тяжело вздохнул и перевел взгляд на потолок, отражающий серое небо, затянутое тучами.

Джеймс покачал головой и переключил своё внимание на тарелку. Его взгляд не светился теплотой, как раньше, ореховые глаза не блестели счастьем. Они были омрачены горем и печалью: этим летом Волдеморт убил его горячо любимых родителей, Алекс и Игана Поттер. Юноша задрожал от своих мыслей и этим привлек внимание лучшего друга.

— Ты в порядке? — Сириус смахнул темные волосы со лба, тем самым заставив нескольких девушек счастливо захихикать. Джеймс поспешно кивнул.

В зал вошел Альбус Дамблдор, и мгновенно воцарилась тишина.

— В этом году у нас будет учиться студент по обмену из Дурмстранга.

Студенты зашептались при упоминании о школе, широко известной тем, что там преподают темные искусства.

— Его зовут Итан Риддл.

Из двери, расположенной справа от учительского стола, вышел невысокий юноша с темными растрепанными волосами и изумрудными глазами.

— Его уже рассортировали в Гриффиндор.

Итан подошел к столу и, улыбнувшись, сел рядом с мародерами. Многие девушки томно вздохнули и стали его разглядывать. Джеймс заметил, что Сириус покраснел от гнева. Внимание со стороны женского пола, как предполагалось, было его привилегией.

— Да начнется пир! — директор хлопнул в ладоши, и на столах появились кушанья.

Джеймс мельком взглянул на нового ученика и отметил, что у того были голодные глаза. Увидев на столе любимую еду, он улыбнулся и положил порцию в тарелку.

— Эй, ты еще с нами? Земля вызывает Сохатого, — в который раз повторял Сириус, махая рукой перед его лицом. Всё это время он подозрительно наблюдал за другом, уставившимся на новенького с каким-то странным выражением.

— Что? — спросил юноша и снова взглянул на Итана. Он кого-то ему напоминал, но кого? Казалось,что в нем что-то есть. То, чего не видно с первого взгляда.

— Хм, ничего.

Доев десерт, Поттер встал и направился к первогодкам, но прежде решил узнать, нужна ли новенькому помощь. Раньше он позволил бы ему добираться до гриффиндорской башни одному, но теперь собирался стать более ответственным.

— Эй, тебя проводить до гостиной?

— Спасибо, — грустные глаза Итана засияли.

Услышав его голос, Джеймс отметил, что он был чем-то похож на его собственный, но с нотками печали, без искр веселья. Кивком он попросил его следовать за ним и, собрав малышню, вышел из зала. Вскоре они подошли к портрету, охраняющему вход в их башню. Годрик Гриффиндор был одет в королевские одежды и величественно восседал на троне, украшенном красной и золотой тканью.

— Здравствуй, Джеймс. Слышал о твоих родителях и... — увидев Итана, Годрик резко замолчал. Дружеская улыбка сползла с его лица, вместо этого появился хмурый взгляд, будто он что-то пытался вспомнить.

— Кто это? — его голос из приветливого стал настороженным.

— Лорд Гриффиндор, я Итан Риддл.

Джеймс потрясенно посмотрел сначала на Итана, а потом снова на Годрика: никто и никогда не называл его так. Однако, к его удивлению, тот улыбнулся. Натянуто, но всё же улыбнулся:

— Приятно познакомиться, — проем открылся, и все поспешили внутрь.

Переступив порог, Итан пораженно замер. Джеймс усмехнулся, увидев, как тот озирается вокруг с открытым ртом.

— Ничего себе! Это так, так...

Юноша присел на диван рядом с камином и зевнул. Поттер тут же призвал одеяло.

— Спасибо, — он откинулся на спинку дивана и через минуту задремал. Джеймс наблюдал за тем, как выравнивается его дыхание. Почему он что-то чувствовал к нему?

— Сохатый! — радостно позвал Сириус и, очень напоминая собаку, попытался запрыгнуть на диван. Но Поттер вовремя среагировал и не дал ему придавить Итана.

— Шшш, — он приложил палец к губам. — Ты его чуть не раздавил.

— Он занял лучшее место, — пожаловался Блэк и плюхнулся на стул.

— Что ты хотел?

— Я заколдовал... — его прервал крик из женской спальни:

— Убью!

Итан застонал и открыл глаза. Лили быстро сбежала по лестнице и ворвалась в гостиную, её длинные рыжие волосы развевались, зеленые глаза опасно сверкали.

— Вы двое невыносимы! — завопила она, раздраженно впившись в них взглядом. — Интересно, как ваши родители вообще вас терпят?!

При упоминании о родителях, живот Джеймса скрутило.

— Что случилось? — спросил Итан.

— Что случилось? Они... они заколдовали мою мантию!

— Не может быть. Они всё время были со мной, — взглянув на ее розовую мантию, он нахмурился и вынул палочку из секретного места в рукаве. — Позволь-ка, — сделав волнообразное движение, он вернул ее мантии повседневный черный цвет. — Просто нужно было отменить заклинание, — улыбнулся он, а затем, снова нахмурившись, повернулся к Джеймсу: — Спасибо, что проводил меня.

Аккуратно сложив одеяло, Итан ушел наверх. Дождавшись, когда затихнут его шаги, Поттер повернулся к Лили. Его глаза полыхали яростью.

— Мои родители умерли. Большое спасибо, — выплюнул он и, пройдя мимо неё, взбежал по лестнице. Он старался успокоиться, но сегодня это не очень-то получалось. Открыв дверь спальни, он сразу увидел сидящего у окна юношу.

— Эй.

Итан обернулся, немного удивленный, и улыбнулся:

— Тебе нравится квиддич?

— Да, я люблю. Полет удивителен,и мой папа... — Джеймс замер на полуслове. До того, как его отец умер, они часто играли вместе. Присев на свою кровать, он уставился в пространство.

«Держу пари, у него есть родители», — зло нашептывал внутренний голос.

— Твой папа, что?

— Этим летом он умер, и мама тоже. Их убил Волдеморт, — ответил Поттер, искоса наблюдая за реакцией Итана при упоминании имени этого чудовища.

— О, мне так жаль.

Он не хотел, чтобы его жалели, и уже открыл рот, чтобы сказать это, но Итан неожиданно вскочил. Его обычно мерцающие глаза потемнели.

— Твои родители хотели бы, чтобы ты помнили их, но жил жил полной жизнью!

Джеймс был поражен отчаянью в его голосе. Никто никогда не разговаривал с ним таким тоном, и это было так ново. Итан встал и направился в ванную, но прежде, чем войти туда, повернулся и загадочно сказал:

— Если потрудиться, можно найти свет в конце туннеля.

Поттер все так же сидел, раздумывая над этими словами, когда юноша вернулся из ванной. Он лег на свою кровать и моментально провалился в сон. Единственное, что было слышно в комнате — это его спокойное глубокое дыхание.

«Должно быть, он устал».

Вдруг распахнулась дверь, и зашли три его друга, на лицах которых ясно читалось беспокойство.

— С тобой всё в порядке? — с сомнение спросил Римус.

Джеймс улыбнулся, и на сей раз по-настоящему. Он понял, о чем говорил Итан.

— Да, все хорошо.

Ему и вправду сейчас было хорошо. Пожелав «Спокойной ночи» друзьям, он переоделся в пижаму, лег и еще раз улыбнулся. В первый раз со смерти родителей, он улыбался искренне.

0

3

Глава 2

Молодой человек, лет четырнадцати-пятнадцати, перевернулся на бок и посмотрел на часы. Они высвечивали 5:00. Юноша застонал, лег на спину и уставился в потолок. Его шрам болел, и это не давало уснуть.

«Что я видел во сне?» — подумал он и попытался вспомнить, проигрывая в памяти картинки, как магловский проектор.

Он сидел в темной комнате на огромном мягком кресле.
— М-мой Лорд, — заикаясь, пролепетал Хвост.
— Я, наконец, нашел способ убить Гарри Поттера.
— К-как, мой Лорд?
— Нужно вернуться в прошлое и убить Лили и Джеймса Поттеров, когда они наиболее уязвимы. В шестнадцать лет, — Волдеморт зло рассмеялся. Шрам Гарри взорвало болью. Петтигрю стал медленно отступать назад, чтобы выскользнуть за дверь. — И еще! — окликнул его Лорд.
Мужчина испуганно приблизился:
— Д-да, хозяин?
— Круцио!
Хвост стал дергаться и кричать. Гарри почувствовал его боль, волнами исходящую от тела.
— Это за то, что посмел задавать мне вопросы.
Питер поднялся и поспешно вышел.

Гарри охватила тревога. Боль во всем теле не позволяла встать, но он все же сделал это и стал тихо вышагивать по комнате.

«Убей лишнего», — вспыхнуло в памяти. Юноша поспешил выкинуть эти слова из головы. Но пустые глаза Седрика забыть не получалось. Покачав головой, он сосредоточился на том, как уберечь своих родителей, когда-то защитивших его. Гарри взглянул на их фотографию: отец махал рукой, золотые часы на запястье блестели на солнце.

«Я защищу их, даже если мне придется умереть», — решительно подумал он. «Но я не могу вернуться в прошлое с внешностью отца и глазами матери. Нужно что-то придумать».

Внезапно его лицо исказилось, чертами напомнив молодого Итана Слизерина. Гарри удивленно моргнул. Как это, как он это сделал? Встряхнув головой, он снова посмотрел на себя. Теперь у него были каштановые волосы с рыжеватым отливом, бледное лицо и немного веснушек. Лицо имело тонкие черты и высокие скулы, но цвет глаз остался прежним.

Так, теперь еще нужно собрать вещи и попытаться достать чемодан из чулана. Можно, конечно, взломать замок, но на это потребуется много времени, да и Дурсли могут услышать шум.

Его мысли перетекали от одной к другой, как вдруг... Он даже подскочил на месте. Нужно придумать себе новое имя. Было бы глупо появляться там с именем Гарри Поттер. Это было бы то же самое, как встать посреди Большого зала с табличкой: «Волдеморт, я здесь и готов умереть».

— Хватит, — сам себе приказал юноша, пытаясь выкинуть из головы посторонние мысли. — Я должен выбрать имя. Гермиона говорила,что я напоминаю ей Итана Слизерина. Хорошо, путь будет это имя. А фамилия? Хм, какая ирония, пускай будет Риддл.

Гарри ухмыльнулся: его инициалы изменились на И.Р. Прекрасно.

— Теперь, — сказал он громко. — Судьба, я, Гарри Джеймс Поттер, желаю вернуться в прошлое, чтобы спасти своих родителей, которые умерли, защищая меня.

Он знал, что это звучит не достаточно убедительно, но если сработает, то он будет счастлив, что помог родителям.

— Мы исполним твое желание, но при одном условии: ты будешь осторожен с теми, кому доверяешь, Лорд Феникс, — проскрипел властный голос в его голове. Но прежде, чем Гарри смог обдумать то, как его назвали, он почувствовал резкий толчок и унесся с Прайвет Драйв.

1977 год.

Альбус гулял по саду, что-то напевая себе под нос. Неожиданный звук заставил его оглянуться: буквально из ниоткуда появился молодой человек и упал, ударившись о землю. Застонав, он тряхнул головой и что-то пробормотал, отдаленно напоминающее: «Глупый злой голос, нужно было предупредить!»

— Добрый день, — поприветствовал Дамблдор. — Кто вы?

Юноша перекатился с живота на спину и, оттолкнувшись от земли руками, быстро встать. Он улыбнулся и уже собирался ответить, как вдруг из воздуха появился его чемодан и свалился прямо на него. Он негромко вскрикнул и скинул себя свой багаж.

— Здравствуйте, сэр. Моих родителей убили в одном из нападений, — его голос звучал отдаленно, в глазах была боль. — И меня отправили сюда.

Достав немного помятый конверт, он протянул его директору.

«Уважаемый Альбус Дамблдор, я, директор школы Итана, передаю его вам в руки ради его же безопасности. Я опасаюсь за него, так как его родители умерли при нападении, однако он выжил. Причина не только в силе Волдеморта, но и в фамилии мальчика — Риддл. Я знаю, его родители хотели бы, чтобы вы о нем позаботились. Берегите себя. Эмрис Риллет».

Альбус тепло улыбнулся юноше, стоящему перед ним. Директор его школы ясно дал понять, что хотел бы, чтобы он учился здесь.

— Позвольте рассортировать вас.

POV Гарри

Я улыбнулся Дамблдору. Даже двадцать лет назад он был таким же, каким будет и в будущем.

— Сюда, Итан, — сказал профессор. Мы остановились возле горгульи. — Это вход в мой кабинет.

После того, как он назвал пароль (Жвачка), мы ступили на вьющуюся лестницу. В кабинете все было на своих местах: от старых портретов предыдущих директоров и директрис, странных украшений на столе до Феникса с золотисто-красным оперением. Я постарался выглядеть пораженным, но если вы когда-нибудь видели этот кабинет, во второй раз вы уже не удивитесь.

Я улыбнулся птице, в ответ она строго уставилась на меня и изучала несколько минут, а затем запела. Песня достигла моих ушей, и по телу разлилось тепло. Путешествие из будущего здорово меня утомило. Я погладил свой урчащий от голода живот.

Дамблдор жестом показал куда сесть и надел мне на голову знакомую шляпу.

— Привет, Итан Риддл. Или мне следует называть тебя Гарри Поттером? — зашептала она мне на ухо.

— Привет, как дела? — я не был удивлен тому, что шляпа узнала, кто я на самом деле. Раз она могла читать мои мысли, она могла узнать и моё имя.

— Хорошо, как всегда. Только на двадцать лет моложе.

Я захихикал.

— Я все еще уверена, что тебе было бы лучше в Слизерине.

Я ухмыльнулся, но внутри у меня всё похолодело: во мне развилась слизеринская сторона после печальных событий Турнира Трёх Волшебников. Волдеморт пробудил её во мне.

— Но, если бы вы определили меня в Гриффиндор, я был бы на своем законном месте, с мамой и папой. Я должен защитить их.
— И всё же Слизерин, мой друг, но раз ты так хочешь к родителям, то... ГРИФФИНДОР!

Я снял шляпу с головы и облегченно вздохнул. Я снова должен был попасть на другой факультет, но Гриффиндор был выбран для великой цели. Повернувшись, я увидел, что Дамблдор гордо улыбается.

— Превосходно, — сказал он, и мы отправились в Большой зал.

Я следовал за ним, желая узнать, что же будет дальше. Мой живот снова заурчал: Дурсли наказали меня и не давали еду целых два дня. Всё это время я пил только воду, которая мне изрядно надоела. Спускаясь вниз по главной лестнице, я обнаружил, что помню все трещины на стенах и все портреты. Была ли это фотографическая память или что-то другое? Наконец, мы зашли в небольшую комнату, где я когда-то встретился со всеми чемпионами турнира. Как давно это было!

Позже, когда я уже устал расхаживать взад-вперед, а голова закружилась от голода, я услышал, как Дамблдор объявил присутствующим обо мне. Я вышел к ним и осмотрелся. Все те же четыре стола, профессора и студенты. Не было никакой разницы, кроме того факта, что треть этих людей в будущем мертва или сошла с ума.

Я сразу подметил свободное место около моего папы, куда я мог бы сесть. Теперь понимаю, почему люди принимали меня за него: мы настолько похожи, что даже страшно. Единственные отличия — это шрам и глаза.

Подойдя к столу, я услышал вздохи и хихиканье девочек. Мне стало жарко, и моё лицо тут же залилось краской. Я совершенно не умел вести себя с ними. Поговорить с девушкой было для меня тем же самым, что встать перед шестьюдесятью Пожирателями Смерти в магловской одежде и с огромной табличкой: «УБЕЙТЕ МЕНЯ!»

— Да начнется пир, — Дамблдор хлопнул в ладоши, и появилась еда.

Я сразу положил себе на тарелку побольше, вонзил вилку в еду и остановился. Как же мне не хватало моих друзей! Так странно было находиться здесь без них. Гермиона непременно завопила бы о путешествии во времени, а Рон выболтал бы какие-нибудь факты из будущего и разрушил бы временной поток.

Сириус и Римус над чем-то смеялись, но папа почему-то был молчалив. Я чувствовал на себе его испытующий взгляд, но упорно не поднимал головы.

После десерта я разыграл замешательство, будто не знал, куда идти. Было бы более чем странно, если бы новый студент знал, где что находится. Зная себя, я, возможно, проколюсь когда-нибудь, но не сегодня.

— Эй, тебя проводить до гостиной?

Услышав папин голос, я обернулся и кивнул. Его ореховые глаза блестели из-за очков, темные волосы как всегда были растрепаны.

— Спасибо, — я последовал за ним, пробираясь сквозь толпу.

Как я устал! Все было настолько утомительным. Наконец, Джеймс (да, я должен называть его так, а не папой), остановился у портрета Годрика Гриффиндора. У того были спутанные каштановые волосы, темные глаза и красные одежды. Основатель в качестве охраняющего вход портрета, но почему?

— Здравствуй, Джеймс, Слышал о твоих родителях и... — он остановился и взглянул на меня строгим взглядом. Должно быть, я напомнил ему другого Итана.

— Кто это? — спросил Годрик, внимательно рассматривая меня. Я улыбнулся, надеясь, что не выгляжу нервничающим или напуганным.

— Лорд Гриффиндор, я Итан Риддл.

Джеймс выглядел шокированным. Что я такого сказал? Он что, не знал, что людей с высоким статусом называют лордом или леди?

— Приятно познакомиться, — он открыл нам проход, и я разыграл удивление:

— Ничего себе. Это так, так...

Я плюхнулся на диван, и внезапно на меня накатили все события сегодняшнего дня. Я почувствовал, что мои глаза слипаются, и внезапно на мне оказалось одеяло. Наверное, папа призвал его. Мне захотелось узнать, что случилось с его родителями, ведь я никогда не встречался с ними. Должно быть они умерли? Это было последнее, о чем я подумал прежде, чем задремал.

Проснулся я от женских воплей. Открыв глаза, я увидел девушку в ярко-розовой мантии. Было странно смотреть на то, как она кричит на моего папу, поэтому я прервал её:

— Что случилось?

— Что случилось? Они... они.. заколдовали мою мантию.

— Не может быть. Они всё время были со мной, — нахмурился я. — Позволь мне.

Вынув палочку, я прошептал конртзаклятие и вернул ее мантии первоначальный цвет.
Я вздохнул, но не потому что скучал по дому, а потому, что узнаю Лили и Джеймса только как подростков, и никогда — в качестве родителей.

— Спасибо, что проводил меня, — пробормотал я и направился в спальню. Увидев знакомую кровать, я с улыбкой отметил, что в будущем место отца станет моим. Сейчас здесь стояла дополнительная кровать для меня. Я сел у окна, из которого открывался прекрасный вид, и услышал, как скрипнула дверь.

— Эй!

Я повернулся и почувствовал, как поднимается моё настроение.

— Тебе нравится квиддич?

— Да, я люблю. Полет удивителен, мой папа... — Джеймс остановился и сел на кровать.

— Твой папа что? — нахмурившись, спросил я.

— Этим летом он умер, и мама тоже. Их убил Волдеморт, — сказал он, наблюдая за мной. Наверное, удивился, почему я не вздрогнул при упоминании имени Лорда. Мне стало грустно: он больше никогда не увидит своих родителей!

— Мне так жаль, — я знал, что сейчас он начнет говорить «не нужно меня жалеть», поэтому сменил тему: — Твои родители хотели бы, чтобы ты помнил их, но жил полной жизнью! — сказал я в отчаянье. Джеймс был ошеломлен. Проходя мимо него, я добавил: — Если потрудиться, можно найти свет в конце туннеля.

Я отправился в ванную и предоставил ему возможность обдумать мои слова. Выйдя оттуда, я увидел, что он все еще погружен в свои мысли. Я улыбнулся в надежде, что мой совет поможет ему. Забравшись на свою кровать и задернув полог, я переоделся в пижаму и закрыл глаза.

Я был уверен, что мне здесь понравится. Но главное, чтобы никто не догадался, кто я на самом деле.

0

4

Глава 3

Место: Хогвартс.
Время: 5:30

Гарри перевернулся и, отодвинув полог, посмотрел на часы. 5:30. Он встал и взглянул на свое отражение: хорошо, всё то же лицо Итана Риддла. Вздохнув, он быстро оделся, но застилать кровать не стал.

Оглянувшись, юноша заметил, что мародеры еще спят. Отлично. Он пересек гостиную и вышел за дверь. Годрик Гриффиндор тоже спал. Не желая его разбудить, Гарри тихонько прокрался мимо.
Хогвартс был все таким же, только вещи выглядели новее.

Юноша быстро добрался до библиотеки и мысленно стал составлять список того, что ему нужно: «ЗОТИ, зельеварение, гербология, история магии, трансфигурация и что-нибудь про оборотней».

Гарри достал с полок несколько пыльных томов. Они весили чуть ли не тонну, но благодаря постоянным работам у Дурслей, было не так уж и тяжело. Присев на один из стульев, он положил рядом книги.

«Начнем», — подумал юноша и открыл первую главу в учебнике трансфигурации.

«Вам нужна помощь? Тогда прочитайте это. Не многие знают о том, что для превращения одного во что-то другое, нужно не только знать заклинание. Движения палочки поможет сосредоточиться на внутреннем волшебстве…»

Это будет долгий день.


Место: Спальня гриффиндорских шестикурсников.
Время: 8:30

Римус охнул, вскочил и, отодвинув занавес, посмотрел на часы. 8:30. Стараясь не обращать внимание на время, он быстро оделся и почистил зубы.

«Я опаздываю... минутку, сегодня же суббота!»

Выходя из ванной, он заметил, что Сириус спит, как убитый, а Джеймс сонно потягивается. У Питера по утрам обычно бывало плохое настроение, впрочем как и у Блэка. Они будут спать, даже если сейчас нападут Пожиратели Смерти.

— Ты не видел Итана? — спросил Люпин, поглядев на пустую кровать.

Джеймс тоже оглянулся на нее:

— Нет, — открыв свой чемодан, он стал рыться в нем, решая, что надеть. — Наверное, завтракает.

Он ушел в ванную, а Римус вышел из комнаты и, спустившись в гостиную, обнаружил, что та пуста.

— А, может, он потерялся? Мы должны найти его! — Джеймс вихрем сбежал вниз по лестнице. Его волосы напоминали воронье гнездо, одежда была в полном беспорядке, а галстук был неправильно повязан.

«Интересно, почему он так беспокоится за него? Может, потому, что его родители умерли, и он хочет стать более ответственным?»

Пробегая мимо библиотеки, он заметил фигуру, обложенную книгами. Джеймс выскочил из-за угла и врезался в Римуса, заставив его пролететь вперед. Он бы врезался в кресло, заваленное книгами, если бы не чья-то рука, вовремя подхватившая его.

— Нужна помощь?

Римус взглянул на своего спасителя. Это был Итан. Джеймс застыл, а затем спохватился:

— Это Римус Люпин, — представил он друга, а затем с усмешкой помог ему встать.

— Вот, читаю. Если вы не заметили, я на год младше вас.

— Что читаешь?

— Основные предметы: историю, к примеру, и книгу об оборотнях.

У Римуса и Джеймса кровь застыла в жилах. А вдруг он узнал? Однако Итан продолжил с отвращением на лице:

— Автор говорит, что они не люди. Он думает, что оборотни — это животные.

— А ты что об этом думаешь? — Римус быстро посмотрел на юношу. Ему хотелось узнать, что же тот ответит.

— Они не животные, а люди с даром, но это же и их проклятие, — ответил Итан, ни секунды не колеблясь.

Юноши вздохнули с облегчением. Внезапно у всех троих заурчали животы.

— Давайте пойдем на завтрак, — предложил Итан, вставая и убирая книги на место.

— Конечно, — ответили оба с улыбкой.

— Долго ты там был? — спросил Римус, когда они вышли в коридор и направились в Большой зал.

— Около четырех часов.

— Как ты смог проснуться так рано? — удивился Джеймс.

— Нормально. Я и раньше так вставал. Из-за домашних хлопот.

Внезапно их окружила толпа слизеринцев во главе с усмехающимся блондином.

— Кто ты?

— Малфой, Люциус Малфой. — растягивая слова, представился тот. — А ты?

— Итан Риддл. Разве вчера ты не обратил внимание на слова Дамблдора или был занят тем, что рассматривал своё отражение в ложке? — насмешливо протянул Итан, скопировав тон слизеринца.

Люциус обернулся к своей свите, а затем сделал резкий выпад вперед:

— Минутатум Конседере!

У Итана на животе появился огромный порез. Он вздрогнул, а затем свирепо взглянул на слизеринцев. В следующее мгновенье их палочки оказались в его руках.

— Вы вызываете у меня лишь отвращение, — скривился юноша и бросил их палочки на пол. Кровь медленно просачивалась сквозь рубашку.

— Тебе нужно в Больничное крыло, — заметив это, сказал Джеймс.

— Ладно, — сделав несколько шагов, Итан покачнулся и тихонько охнул. Друзья поспешили к нему.

— Идем, — Джеймс подхватил его под одну руку, Римус — под другую.

Подойдя к двойным дверям, они распахнули их и все трое вошли внутрь.

Отредактировано Eve-Angel (2010-08-03 20:27:00)

0

5

Глава 4

Место: Больничное крыло.
Время: 9:00

Первое, что они увидели, войдя внутрь — это подбоченившуюся мадам Помфри.

— Что вы натворили на этот раз? — спросила она, не замечая, что Итан держится за живот.

— Ничего, — ответил Джеймс и жестом указал на друга.

Взглянув на него, Помфри поперхнулась воздухом и поспешила проводить к кровати.

— Снимите рубашку. Я сейчас вернусь.

Римус и Джеймс заметили, что Итан покраснел, но все же снял залитую кровью рубаху. Большая глубокая рана пробегала от пупка к ребрам и сочилась кровью. От этого вида Итан вздрогнул, а затем вздохнул:

— Ненавижу Больничное крыло.

Вернувшаяся мадам Помфри засуетилась вокруг него.

— Это ваш первый день, а уже что-то случилось, — пробормотала она и, взяв немного мази, начала обрабатывать порез. Каждый раз, когда она дотрагивалась до раны, Итан вздрагивал. Наконец, мадам взмахнула палочкой и рана стала медленно зарастать.

«Он не издал ни звука», — удивленно подумал Римус.

Вдруг Итан заскрипел зубами от боли, и юноши вздрогнули от неожиданности. Закончив, медсестра очистила его рубашку и повернулась, чтобы уйти, но прежде, чем она это сделала, Итан тихо сказал:

— Спасибо.

Мадам обернулась и улыбнулась ему. Юноша оделся и потер живот.

— Завтрак, мы идем! — пропел он, выходя из Больничного крыла.

Все трое направились в Большой зал.

«Откуда он знает, куда идти?» — недоумевал Люпин.

При виде Итана девочки в который раз захихикали, а Сириус впился в него свирепым взглядом. Юноша покраснел, опустил взгляд и стал быстро заполнять свою тарелку. Джеймс улыбнулся и тоже положил себе порцию.

В зал влетели совы. Каждый из присутствующих боялся получить чёрный конверт, сообщающий о смерти кого-нибудь из членов семьи. Единственный человек, не обращающий внимание на все это, был Итан, продолжающий спокойно поглощать пищу. Внезапно ворон с меткой Волдеморта опустился прямо перед ним. Джеймс знал, что это было за письмо — предложение вступить в ряды Пожирателей. Большой зал погрузился в тишину. Итан перестал есть, положил вилку и взглянул на птицу.

POV Гарри

Я посмотрел на птицу и нахмурился. Темная метка была предложением о принятии, но кого? Меня, Гарри Поттера, или Итана Риддла? Отвязав письмо, я взглянул на печать и сразу почувствовал связь с Волдемортом: шрам обожгло болью, и я тихо застонал. Он старался привлечь моё внимание. Должно быть, знает, что я здесь.

«Гарри Поттер. Или я должен называть тебя Итаном Риддлом? Я отсылаю своих воронов с предложением вступить в мои ряды. Я не раз давал тебе возможность примкнуть ко мне, и заметь, достаточно вежливо. Сейчас я спрашиваю тебя еще раз, присоединишься ли ты ко мне? Весь мир будет у наших ног. Я дам тебе власть, деньги, семью. Ты мог бы стать моим сыном, наследником!
Запомни своих отца и мать, сидящих с тобой за одним столом! Они не столь защищены, как ты думаешь. Попытаешься защитить их, они умрут, медленно, в муках. Присоединишься ко мне — сможешь на самом деле стать Итаном Риддлом. Лорд Волдеморт».

День становился все хуже и хуже. Я поднял голову и увидел, что Римус смотрит на меня в замешательстве, Джеймс застыл, а Сириус явно шокирован.

— Римус, — прошептал я, хотя это, должно быть, услышал весь зал. — Могу я одолжить у тебя бумагу?

Он кивнул и протянул мне лист. Я немного отодвинул тарелку, чтобы было удобнее писать, и достал из кармана пузырек с чернилами.

— Хм, как же начать? — я заложил перо за ухо и задумался. — Как насчет «Дорогой Волдеморт»? Нет, может, лучше «Дорогой Волди»?

На лицах студентов появился неподдельный ужас.

— Ты собираешься сказать ему «нет»? — спросил Джеймс.

— Это выведет его из себя, — ухмыльнулся я и, взяв перо, начал написал:

«Дорогой Том. Или я должен называть тебя Лордом Волдемортом? Милое письмо, но я НИКОГДА не присоединюсь к тебе. Даже если Земля разверзнется, а это будет единственным шансом спасти мир. На предложение стать твоим наследником я отвечаю «Ха-ха». Я был твоим врагом и всегда буду. Ты убил моих родителей, моего друга, пытал меня! С чего бы я вдруг захотел присоединиться к тебе? И насчет моих родителей: я смогу их защитить.
Гарри Поттер, Итан Риддл или Мальчик-Который-Выжил (как тебе будет угодно).
P.S. Письмо взорвется после прочтения. Всего хорошего!»

Усмехнувшись, я вынул палочку и несколько раз провел ею по пергаменту, затем вручил его ворону. Перед тем, как улететь, он пристально посмотрел на меня.

— Что ты сделал с...

— Заколдовал письмо так, чтобы оно взорвалось перед его лицом и окрасило его в розовый! — я отломил кусочек тоста и принялся жевать его.

— Что... как... — испуганно закричал Джеймс.

— Ты хоть знаешь, что он сделает из-за этого? — спросил Сириус, но уже не с такой неприязнью, как раньше.

— Подпрыгнет с безумным лицом, когда его кожа поменяет цвет, — захихикал я. Зал все еще был молчалив. Я повернулся и громко сказал: — Это вам не шоу!

После моих слов, все вернулись к своим разговорам.

— Боже мой, Итан, что за безумие? — подошедшая Лили села рядом со мной.

— Лили... — начал я, но Джеймс прервал меня:

— Он получил письмо от НЕГО.

— От кого? — невинно спросил я.

— Сам знаешь от кого!

— От В-Волдеморта, — ответил Римус.

— О, ты имеешь в виду ту змею? Да, я получил от него весьма милое письмецо, — улыбнулся я, похлопав по своему карману.

Когда Лили ушла, напоследок одарив меня любопытным взглядом, Джеймс спросил:

— Чем хочешь заняться?

— Может, выйдем в сад?

Я аж подпрыгнул от нетерпения и запел песню из фильма «Волшебник страны ОЗ». Помню, как-то летом я убирался в гостиной, и как раз шел этот фильм. Я запомнил оттуда песню. Когда мы выходили из зала, я начал пританцовывать, чем вызвал удивление на лице Римуса. Мы слились с толпой студентов, которые тоже спешила наружу.

Выйдя на свежий воздух, я широко открыл глаза. Всё те же озеро, деревья и хижина Хагрида, окруженная многочисленными тыквами.

— Очень красиво! — сказал я и плюхнулся на траву возле озера. Римус и Питер присели рядом, Джеймс и Сириус сели около дерева. Я вглядывался в спокойную гладь воды и гадал, получил ли уже Том моё письмо.


Место: прибежище Волдеморта
Время: 14:00

Темная фигура сидела на одиноком троне перед людьми в масках. Все они взволнованно наблюдали, как на руку Лорда приземлился ворон.

— Наконец-то, — прошипел он и, забрав у птицы письмо, открыл конверт. В то время, как он читал, его лицо из бесстрастного постепенно превращалось во все в более и более рассерженное. — Как, как?

Внезапно письмо взорвалось. Лорд нахмурился и призвал зеркало. Взглянув в него, он увидел, что его змеиное лицо стало РОЗОВЫМ!

— НЕТ! — закричал он и, упав на колени, закрыл лицо руками.


Место: Хогвартс, около озера
Время 14:01

Палочка Итана засветилась, и он захихикал.

— Что это? — заинтересованно спросил Сириус.

Юноша ухмыльнулся и довольно сказал:

— Волдеморт получил мое письмо!

Джеймс вздохнул и покачал головой:

— Это серьезно. У тебя проблемы.

— Я это знаю. Хватит мне указывать, — фыркнул он, а затем встал и пошел к воде. Джеймс смутился, вытащил палочку и прошептал:

— Вингардиум Левиоса.

Итан уклонился, а Джеймс оказался вверх тормашками.

— Ты сухой, и я должен это исправить!

Юноша отшвырнул его в озеро. Посмеиваясь, Римус и Сириус подхватили его и тоже бросили в воду. Уже через минуту все четверо были мокрыми.

0

6

Глава 5

Место: Большой зал
Время: 8:45

Гарри издал глухой звук и оперся руками о стол. Его шрам ужасно горел. Всю ночь ему снились кошмары: он видел, как Волдеморт истязал людей, чувствовал их боль и муки. Юноша вздохнул — сегодня начинаются уроки. Он прикрыл глаза, чтобы хоть немножко поспать.

— Итан!

Гарри застонал и поднял голову. Джеймс стоял рядом и заботливо смотрел на него.

«Прямо как родитель».

— Не выспался, — зевнул юноша.

Подошли остальные мародеры и, пожав руки, сели. Гарри улыбнулся и взъерошил волосы.

«Он очень напоминает Джеймса… только не такой высокомерный», — подумал Римус.

— Мистер Риддл, вот ваш список, — холодно сказал профессор МакГонагалл.

— Спасибо, — поблагодарил Гарри и заглянул в листок.

«Шестой курс.

Понедельник:
9:00-11:00 — Зельеварение
11:10-12:00 — Магловедение
12:05-13:05 — Обед
13:15-15:00 — Защита от Темных Искусств
15:10-16:35 — Трансфигурация

Вторник::
10:00-11:00 — Защита от Темных Искусств
11:10-12:00 — Зельеварение
12:05-13:05 — Обед
13:15-15:00 — Заклинания

Среда:
9:00-11:00 — Уход за магическими существами
11:10-12:00 — Трансфигурация
12:05-13:05 — Обед
13:15 -14:05 — История Магии».

Список всё продолжался и продолжался, Гарри тихонько застонал. Джеймс посмотрел на него через плечо. Римус и Сириус тоже взглянули на него с любопытством.

Через полчаса прибыла почта. Гарри ухмыльнулся. Он знал, что Том попытается вернуть его.

— Ха, он прислал еще одно письмо! — сказал юноша, после того, как перед ним приземлился ворон. На сей раз это был громовещатель. Весь зал затаил дыхание в ожидании. Гарри улыбнулся и открыл конверт. Птица прыгнула, а письмо сказало свои первые слова...

0

7

Глава 6

POV Гарри

— Как дела, Гарри Поттер? — прошипело письмо голосом Волдеморта. Я посмотрел на Джеймса — он выглядел растерянным. Волди назвал меня настоящим именем, вот черт!

— Мне жаль, Том, но ты ошибся! — прошипел я в ответ. Все вокруг открыли рты. Подождите, почему они так напуганы?

— Итак, тебе нравится говорить на нашем языке? — прошипел Волдеморт. Я непонимающе моргнул, а потом до меня дошло: парселтанг. Черт, какой же я глупый!

— Ты, сукин сын...

— Нет, Гарри, ругаться — это плохо. Просто помни о моем предложении.

Письмо вспыхнуло, а я снова выругался, как бывалый матрос, и стал биться головой о стол. После четвертого удара меня прервал голос. Не взирая на головную боль, я обернулся к обращавшемуся.

— Итан...

Мой отец возненавидит меня; ладно, не только он, но и все остальные. Я поднял голову и посмотрел на него. Его лицо пылало гневом:

— Почему?

Мне частенько задают этот вопрос. Я уставился на него и вздохнул:

— Это не то, что ты поду...

Однако Джеймс, зло сверкнув глазами, перебил меня:

— Твой хозяин, о прости, твой отец убил моих родителей!

Мой собственный отец назвал Волдеморта моим отцом! Если бы ситуация не была так серьезна, я бы рассмеялся.

— Нет, он не мой… — я не смог закончить — Джеймс потянул друзей прочь.

Напоследок Римус послал мне сочувствующий взгляд, и они вышли из зала, хлопнув дверью. Я тоже встал и спокойно вышел. Я был спокоен только внешне, внутри же у меня все кипело. Захотелось что-нибудь разбить.

Выйдя на улицу, я подошел к тому дереву у озера, где Джеймс и я развлекались еще так недавно! Помню наше веселье, счастливое лицо отца, звонкий смех Сириуса и Римуса. Как забавно было свалить моего будущего профессора в озеро!

Шел дождь. Это была как раз такая погода, как я себя чувствовал, — холодная, сырая, угнетающая. Вода заливала лицо, одежда намокла. Я почувствовал острую боль в груди, вспомнив ненавидящий взгляд отца (нет, я должен называть его Джеймсом) и Сириуса. Проклятье! Волдеморт разрушил мою жизнь: смерть родителей, необходимость жить у Дурслей, затем Седрик...

«Убей лишнего...»

Я взглянул на часы: 9:00. Взяв палочку, я подумал об учебниках. И вдруг ХЛОП — они оказались передо мной.

«Неплохо. Я их даже не повредил».

Заглянув в свой список, я зашагал к подземельям.


Место: Кабинет зельеварения
Время 9:05

POV Джеймса

Промокший Итан сел рядом с Лили. Она улыбнулась ему, будто ничего не случилось. Но он оставался мрачным.

«Может, из-за того, что его вычислили?»

Вошла профессор и указала на доску:

— Это ваше задание. Приступайте! — и без дальнейших объяснений удалилась в подсобку.

После её ухода все дружно застонали. Я исподтишка наблюдал за Итаном: он разглядывал состав зелья на доске с отсутствующим выражением лица. Лили что-то прошептала ему, и он улыбнулся. Бросив на них свирепый взгляд, я достал палочку и уже собирался применить какое-нибудь заклятие, как меня остановил голос.

— Джеймс, мы... мы должны делать зелье, — пропищал один из моих лучших друзей.

— Хорошо, — легко согласился я и стал выбрать необходимые ингредиенты.

Питер, который, кстати, вообще был не способен к этому предмету, принялся за работу. Вдруг я услышал какой-то грохот. Что-то летело прямо в голову Итана, его зеленые глаза расширились. Все начали кричать и выскакивать за дверь.

Все происходило, как в замедленной съемке: Итан молча, без палочки, поднял щит и толкнул меня на пол. Котел взорвался, и его содержимое, ударив в наш щит, зашипело. Все остальные в испуге уже покинули кабинет. Лицо Итана напряженно исказилось, он старался изо всех сил не дать щиту исчезнуть. Я заметил, что зелье все-таки брызнуло на его одежду и теперь медленно разъедало кожу. Он застонал от боли и мельком взглянул на меня.

— Нужна помощь? — ухмыльнувшись, спросил я. Итан кивнул. Я сел, закинул руки за голову и скрестил ноги. — Нужно было думать лучше, когда решил присоединиться к своему отцу.

Когда зелье стекло со щита, он молча снял его, даже не взглянув на меня. Какой-то шорох привлек наше внимание: потрясенная профессор смотрела на нас, ее лицо пылало от гнева.

— Вы двое! Что вы натворили? Понадобятся недели, чтобы очистить лабораторию! — она впилась в нас взглядом. — Отработка сегодня же вечером!

В коридоре я повернулся к Итану, который прислонившись к стене, доставал что-то из сумки.

— Увидимся, — холодно сказал я. Он невозмутимо кивнул. Мне захотелось плюнуть в его спокойное лицо, но я сдержался и пошел к выходу из подземелий.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросил Сириус, поджидавший меня на ступеньках. Я кивнул и поправил мантию.

— Мне так жаль. Я не хотел! — визгливо произнес Питер.

— Я не пострадал, а тот предатель — да.

Я выплюнул слово «предатель», как обычно выплевывал имя Снейпа. Римус был потрясен моей неприязнью.

Остальные уроки прошли гладко. В этот день я видел Итана еще дважды и с безразличием отметил, что он придерживал свою руку.

***
— Эй, Сохатый! — голос Сириуса достиг моих ушей. Мы сидели в гостиной, устроившись на полу у камина.

— Что?

— Отработка!

Я посмотрел на часы и, поняв, что опаздываю, опрометью кинулся вон из гостиной.

Отредактировано Eve-Angel (2010-08-03 20:30:47)

0

8

Глава 7

Место: Подземелья, кабинет зельеварения
Время: 19:08

Гарри вздохнул и прислонился к двери. Всего несколько часов назад у него произошла стычка с отцом, осадок от которой еще долго будет преследовать его. Он подошел к учительскому столу, стараясь не запачкаться зельем, разбрызганным по всему кабинету. Профессор вперила в него взгляд и рявкнула:

— Где Поттер?

Именно в этот момент Джеймс, тяжело дыша, влетел в кабинет и подбежал к нам.

— Вам нужно всё здесь вычистить.

Гарри попытался придать поврежденной руке более удобное положение. Ранее он перевязал её, чтобы остановить кровотечение.

— Не волнуйтесь, я уже охладила зелье. Теперь оно безвредное, однако твердое.

Призвав полотенца и ведра, профессор взмахнула палочкой и прочертила линию, делящую комнату на две равные части.

— Я знаю, что мальчишкам нравятся соревнования, так что выбирайте себе сторону и приступайте к уборке. Кто закончит первым, избежит месяца отработок с Филчем. Вперёд! — она ухмыльнулась и вышла в коридор.

Гарри вздохнул и пошел на свою сторону. Повернув голову, он заметил, что Джеймс держит в руке какое-то зеркало и что-то шепчет в него. Странно.

Опустившись на колени, юноша принялся за работу. Хорошо, что была повреждена левая, а не правая, рука. Но всё равно было трудно. Неожиданный звук напугал Гарри. Джеймс же не обратил на него никакого внимания и продолжал спокойно «убираться»: его сторона выглядела даже хуже, чем вначале. Гарри заметил, что он просто размазывает грязь по полу, а не счищает её. Когда он уже убрал половину своей стороны, Джеймс заговорил:

— Знаешь, я удивлен, что ты приехал.

Его голос, холодный, как лед, заставил юношу содрогнуться. Ему так хотелось ответить, но он сдержался. Бросив тряпку, он передвинул ведро и вдруг услышал шепот:

— Джеймс... Джеймс.

Гарри оглянулся и увидел Сириуса, стоящего рядом со смущенным Римусом. В руках они держали мантию-невидимку.

— Наконец-то, ты наш, Риддл, — ухмыльнулся Блэк.

Гарри вздрогнул: голос его будущего крестного был полон ненависти.

— Это что, соревнование?

— Да, проигравший получает месяц отработок с Филчем.

Сириус усмехнулся и взмахнул палочкой: сторона Джеймса мгновенно стала чистой. Римус страдальчески выдохнул. В этот момент в коридоре послышался стук каблуков. Юноши дернулись от неожиданности и мигом нырнули под мантию-невидимку.

— Так, мистер Риддл, месяц отработок для вас. Мистер Поттер, можете идти.

Джеймс встал и, бросив тряпку в лицо Гарри, вышел из кабинета. Профессор жестом указала на пол:

— Закончите с этим и очистите парты.


Место: Гриффиндорская гостиная
Время: 00:00

Римус посмотрел на часы и покачал головой. Джеймс и Сириус легли спать, сославшись на то, что устали после уборки, а он остался дожидаться Итана. Тот получил месяц отработок, которые не заслужил, потому что:

1) Не он приготовил зелье, которое взорвалось.
2) Спасая Джеймса, он повредил руку.
3) Сириус и Джеймс поступили нечестно.

Дверь распахнулась, и вошел ОЧЕНЬ уставший Итан, прижимая больную руку к груди. Не глядя на Римуса, он упал на диван и свернулся в комочек.

— Ты в порядке?

Юноша обернулся. Люпин вздрогнул, увидев, как тот держится за живот.

— Нет... Я должен был очистить котел от зелья, оно выглядело отвратительно... Мне нехорошо.

Римус быстро призвал ведро и подставил его перед ртом Итана. Того вырвало. Люпин похлопал его по спине, и юноша успокоился. Он волновался за него, ведь обычно Итан надевал маску, чтобы скрыть свою боль.

— Уф, спасибо.

— Может, покажешься мадам Помфри?

Итан кивнул и, взяв ведро, устало усмехнулся:

— На всякий случай.

Римус кивнул и повел его в Больничное крыло. Весь путь он держался за живот.

Бросив на юношу строгий взгляд, целительница проводила его к кровати.

— Мистер Люпин, как это случилось?

— У него была отработка... — начал Римус. Понадобилось много времени, чтобы все объяснить. Его голос даже охрип к концу рассказа.

— Ему лучше остаться здесь на ночь.


Место: Кабинет трансфигурации
Время: 9:00

POV Римуса

Урок только что закончился, и я подошел к МакГонагалл, чтобы взять задание для Итана.

— Профессор, могу я с вами поговорить?

Она бросила на меня суровый взгляд:

— Да, мистер Люпин?

Следующий класс уже входил в кабинет, поэтому я быстро выпал:

—Итан заболел и...

— Чем?

Я нахмурился. Мадам Помфри ничего не сказала мне об этом.

— Не знаю. У него, должно быть, реакция на зелье, которое он убирал вчера вечером.

МакГонагалл о чем-то задумалась. Я огляделся. Она всегда содержала свой кабинет опрятным: стулья выстроены в линию, на каменных стенах — картины и плакаты, демонстрирующие преобразование вещей. Наконец, профессор приняла для себя какое-то решение и вытащила несколько свернутых пергаментов. Их количество напугало меня. Остальную часть дня я провел, записывая задания.

***
Лили выглядела взволнованной. Думаю, из-за отсутствия Итана. Моё подозрение оправдалось, когда она подошла ко мне перед обедом.

— Где Итан? — ее лицо выражало беспокойство.

— В Больничном крыле. Вчера у него была отработка... — начал я. К концу рассказа ее глаза гневно вспыхнули.

— Как они только посмели! Как могли так подло поступить!

Лили решительно зашагала в сторону Больничного крыла. Я повесил свою переполненную сумку на плечо и отправился вслед за ней. Путь туда прошел в молчании, только портреты на стенах обсуждали, какой у Лили может быть характер. Она толкнула дверь и увидела немного бледного Итана, сидящего у окна.

— Всегда любил грозу, — его тихий шепот заставил меня вздрогнуть.

Лили подошла поближе, взяла стул и села около него. Она жестом попросила меня сесть рядом с ними. Я улыбнулся и тоже взял стул. Снаружи было темно, но вдруг молния осветила небо. Лили и я подскочили, а Итан загадочно улыбнулся:

— Красиво, не так ли? Молния сверкает неожиданно, но изящно. Ее свечение постепенно угасает, озаряя небо яркой вспышкой.

Я удивился его мудрости.

— Как ты? — негромко спросила Лили.

— Относительно неплохо. Хорошо хоть Помфри больше не заставляет меня пить ее зелья. Кстати, Римус, спасибо, что принес задания для меня.

Я удивился: откуда он узнал это. Положив сумку на кровать, я достал оттуда книги. Итан благодарно кивнул мне. Его зеленые глаза так напомнили мне кого-то, только взгляд их был властным. Чувствуя себя виноватым из-за прошлой ночи, я уставился в окно.

— Мне так…

— Я должен выучить пропущенный материал, — Итан быстро встал.

Я был восхищен тем, что при таком самочувствии он может быть настолько быстрым. Лили посмотрела на него скептически:

— Как?

— Практике вы научите меня позже...

— Риддл, быстро в кровать!

Итан застонал от досады. Я отдал ему домашнюю работу. Он улыбнулся и попрощался с нами. Я заметил, как он обнял Лили. Похоже, у нее появился новый поклонник. Завтра я предупрежу его насчет Джеймса. Он наверняка будет пытаться их рассорить, когда обо всем узнает. Улыбнувшись на прощание, мы с Лили ушли.


Место: Больничное крыло
Чуть позже

POV Гарри

Я трудился над эссе по зельеварению. В нем должно было быть десять причин, почему нельзя использовать полынь при сращивании костей. Пока я нашел только девять. Уф. Надо будет спросить у Римуса. Я с легкостью закончил остальные задания, и все воскресенье читал книги. Ничего себе! Гермиона гордилась бы мной!

Откинувшись на пуховые подушки, я уставился в потолок. Вошедшая мадам Помфри посмотрела на меня взглядом а-ля « Я -Медсестра, И-Ты- Будешь-Слушаться-Меня».

— Вот ваше зелье.

Я благодарно улыбнулся, а про себя выругался: его вкус был омерзительным, хуже, чем я когда-либо пробовал. Оно чем-то напоминало тот противный суп, который я ел у Дурслей перед вторым курсом. Противный и холодный. Проглотив оставшееся одним большим глотком, я поморщился и спросил:

— Когда вы меня отпустите? У меня вечером отработка.

Строгий взгляд целительницы дрогнул:

— Я объяснила директору, что случилось, и он освободил вас. А вот у мистера Поттера отработка.

Я нахмурился: Джеймс будет ненавидеть меня еще больше! Потом улыбнулся, чтобы не показаться неблагодарным:

— Спасибо.

— Завтра вы будете свободны.

Мне захотелось подпрыгнуть от радости. Я не мог дождаться момента, когда снова увижу Лили и Римуса!


Место: Гриффиндорская гостиная
Время 20:05

Когда Римус вошел вместе с Лили в гостиную, они оба выглядели взволнованными.

— Иди сюда, Реми! — позвал Сириус.

Юноша улыбнулся друзьям и махнул Лили на прощание. Она пошла к себе в спальню.

— Эй, парни!

Они обменялись приветствиями, затем Блэк ухмыльнулся и сказал:

— Вы заметили, Риддла не было на уроках. Может, он потерялся?

И они вместе с Джеймсом захихикали. Римус неодобрительно покачал головой и углубился в книгу.

— Мистер Поттер, вот ваш график отработок.

Мародера подняли головы и увидели подбоченившуюся МакГонагалл.

— Но я думал, у Итана должны быть отработки.

Профессор пристально посмотрела на него:

— Он заболел и раз он не ОБМАНЫВАЛ, значит, у него нет отработок. Кроме того, это было не его зелье. И насколько я помню, он спас вам жизнь, — она сунула ему листок и удалилась.

Римус незаметно заерзал на стуле. Он рассказал мадам Помфри правду, которая, должно быть, передала всё директору. Джеймс заглянул в список и нахмурился. Он был распланирован на весь месяц вперед: «Расписание отработок с пятого октября по пятое ноября включительно. Каждый вечер с девяти часов с мистером Филчем. За исключением выходных».

Джеймс вздохнул и сунул лист в карман. Сириус впился взглядом в огонь и прошипел:

— Держу пари, Риддл вовсе не болен. Он просто притворяется!

— Думаю, нам стоит посетить нашего больного друга, — ухмыльнулся Джеймс, а Сириус злорадно захихикал.

Римус поймал взгляды друзей и вздрогнул: ничего хорошего Итана не ждет.

***
Позже, когда все уже легли спать, трое юношей, облачившись в мантию-невидимку, медленно крались по залам. Римус вздрогнул, когда Сириус в 15-ый или 16-ый раз наступил ему на ногу.

— Ой, больно! — застонал Блэк, когда он наступил ему в отместку.

— Шшш, мы на месте.

Джеймс и Сириус вытащили палочки. Римус пока оставил свою в кармане, он догадывался, что она понадобится ему позже.

— Запомните, никакой пощады. Его отец убил моих родителей.

Поттер снял плащ, и он перестал скрывать их. Римус медленно открыл дверь, желая хоть немного потянуть время. Ровное дыхание было единственным, что они услышали. На кровати в самом конце комнаты лежал юноша. Джеймс медленно скользнул в его сторону. Осторожно взяв его палочку, он сунул её Сириусу, который тут же положил её в карман.

Повернувшись на бок, Итан застонал и начал что-то бормотать. Все затаили дыхание.

«Пожалуйста… не Седрик… Мама… Папа!»

Джеймс приставил палочку к его шее. Внезапно Итан сел, но палочка, упирающаяся в его горло, помешала встать. Он стал шарить рукой по кровати, но палочки не было. Его глаза испуганно расширились, но увидев Джеймса, сузились.

— Что ты хочешь?

Поттер ухмыльнулся и сказал только одно слово, заставившее всех застыть.

— Месть.

— Почему?

— Почему? Моих родителей убил твой... — начал Джеймс, но Итан перебил его:

— Он НЕ мой отец! Мой отец умер, защищая меня и мою мать!

Джеймс моргнул: этого он не ожидал:

— Я думал…

— Вперед! — прервал его Сириус и нацелил свою палочку в живот Итана. — Адфликтатио.

Юноша согнулся пополам, но не издал ни звука. Его лицо исказилось от боли. Римус должен был остановить это. Пока остальные наблюдали за Итаном, он незаметно отодвинулся в сторону.

— Экспеллиармус.

Джеймс и Сириус были обезоружены. Итан, тяжело дыша, в шоке уставился на юношей. Римус впился взглядом в друзей, а затем бросил Итану его палочку. Тот с легкостью поймал её.

— Что ты собираешься делать? Проклянешь нас? — спросил Джеймс.

— Я не жажду мести, но позвольте мне спросить вас. Я согласился на предложение Волдеморта?

Все трое опустили головы. Римус вздохнул: он видел, какое страдание причинило Итану предательство Джеймса и Сириуса.

0

9

Глава 8

Место: Гриффиндорская гостиная
Время: 23:05

Римус с яростью толкнул друзей на стулья перед ревущим камином. Джеймс и Сириус выглядели напуганными. Обычно их друг был самым уравновешенным из всей четверки, если, конечно, не было полной луны. Он вышагивал взад и вперед, потом остановился и впился в них взглядом.

— Как вы могли? То заклинание относится к темной магии! Вы должны были выслушать Итана, хоть раз в жизни! Вы знаете, кем становитесь? Теми, с кем боретесь!

Бросив напоследок свирепый взгляд, Римус затопал по лестнице в спальню. Джеймс виновато опустил голову на руки. Сириус покачал головой и пробормотал:

— Мы действительно всё испортили?

Той ночью, глядя на огонь, они даже не догадывались, что мучили сына Джеймса, крестника Сириуса.


Место: Большой зал
Время: 8:30

Даже несколько дней спустя Джеймс не мог забыть наполненные болью глаза Итана, будто спрашивающие «почему?».

«Вы знаете, кем вы становитесь? Теми, с кем боретесь!»

Неожиданная мысль поразила его: Итан просто хотел подружиться с ними. Но после того письма, когда они узнали о его способности говорить на парселтанге, предали его. Джеймс, наконец, понял, почему Римус продолжал общаться с ним: оборотней считали темными существами, владение змеиным языком относили к темной магии. И это сближало их.

— Привет, — сказал Сириус, похлопав друга по плечу. Джеймс улыбнулся вместо ответа. Блэк положил себе столько еды, что можно было бы накормить целую армию. Поттер покачал головой в притворном раздражении. Вдруг на него нахлынули воспоминания:

«… лицо Итана искажено от боли, Сириус держит его под заклятием...
Римус, кричащий на них с белым от гнева лицом...»

Юноша почувствовал тошноту и, отодвинув тарелку, поднялся:

— Мне надо пройтись.

Сириус в ответ просто кивнул, так как его рот был забит едой. Джеймс, покачиваясь, вышел из зала, вызвав всеобщее удивление.

«Правильно ли я поступил с Итаном? Он всегда был таким радостным до… того письма».

На свежем воздухе ему немного полегчало. Птицы щебетали, а небо было необыкновенно синим. Путь к озеру был довольно ухабистым. Стоящая неподалеку хижина Хагрида напомнила Джеймсу их первую встречу и вызвала улыбку. Внезапно зазвучавшая мелодия заставила его подойти поближе к озеру.

«Интересно, кто это играет?» — подумал юноша и подошел еще ближе. Одинокая фигура сидела у воды и играла с закрытыми глазами на клавесине. «Итан?»

POV Гарри

Я перебирал пальцами клавиши, наигрывая мелодию. Песню «Так далеко и так близко к тебе» я услышал, когда учился в начальной школе. У меня определенно был музыкальный талант. Помню, когда учитель сказал об этом Дурслям, тетя была так потрясена, что поперхнулась чаем. Это было смешно.

Я переключился на любимую песню мамы «Миру нужна любовь». Хорошо помню наш разговор с крестным:

— Гарри? Где ты?
Сириус вошел с коробкой, заполненной бумагами. Я улыбнулся и привстал с дивана:
— Я здесь.
Он что-то положил на детский клавесин. Я заинтересованно посмотрел на него, но он жестом показал мне оставаться на месте.
— Ладно, но что…
Взяв стул, он сел рядом со мной:
— Это любимая песня твоей мамы. Она была музыкально одарена.
Я уставился на лист — на нем был текст, написанный маленьким округлым почерком.
Положив руки на клавиши, я сразу почувствовал прилив сил, как когда-то в детстве. Я начал играть, вначале медленно, постепенно ускоряя темп.
— Гарри, ты играешь...
Я кивнул, он замолчал, пораженный.
— Я играл, когда был младше.
— Уверен, есть много такого, чего мы не знаем о тебе, — усмехнулся Сириус и крепко обнял меня.

Внезапный треск заставил меня открыть глаза.

— Итан?

Услышав знакомый голос, я застыл. Я не знал, сердится ли он на меня еще или нет. Джеймс казался немного удивленным, застав меня здесь. Кивнув ему, я заиграл следующую песню «Для чего нужны друзья». Это песня как раз подходила для данного момента. Он зачарованно наблюдал за мной. Должно быть, ему нравилась музыка.

— Ты играешь?

— Нет, просто скольжу пальцами по клавишам, — ответил я саркастично.

Джеймс покраснел и стал что-то бормотать, я расслышал только «прости меня».

Я был потрясен. А он всё продолжал:

— Ты просто хотел подружиться. А когда пришло то глупое письмо, я поступил подло и причинил тебе боль.

Он что-то бессвязно бормотал до тех пор, пока я не протянул ему руку:

— Мир?

Джеймс на секунду вытаращил глаза, а затем усмехнулся и встряхнул мою руку с удвоенной силой.

— Заглянем в библиотеку?

— Зачем?

— Мне нужно найти информацию о Лорде Фениксе...

***
— Ну, где же это? — устало простонал я, просматривая который по счету том.

Джеймс усмехнулся, перелистывая очередную книгу:

— Вот здесь!

«Введение — стр. 1-34.
Лорды и их имена — стр. 35-65.
Известные исторические личности — стр. 66-234».

Открыв 35-ую страницу, я принялся за чтение:

«Многие знают о Судьбах. Но мало, кому известно, что существуют, так называемые, Лорды Судеб. Они более сильны, если относятся к мужскому поле. Менее распространенное название — Лорд Феникс».

Я вспомнил властный голос, назвавший меня так, и побледнел. Похоже, у меня неприятности.

«Лорд управляет многим элементами:
Временем и пространством,
Беспалочковой магией,
Способностью читать мысли...»

Далее шло примечание: «Лорды получают свои силы в пятнадцать или шестнадцать лет».

Я застонал, но вопрос, заданный тихим голосом, привел меня в чувство:

— Это что, твой родственник?

Джеймс так быстро сунул мне книгу в лицо, что я даже уронил ту, которую держал.

«Лорд Итан Слизерин в свое время был широко известен за свои многочисленные достижения. Его отец, Салазар Слизерин, родился темным волшебником, но воспитал сына как светлого. Итан мог говорить со змеями и управлять многими элементами».

После текста шёл портрет Итана Слизерина. Единственная вещь, которая отличала его от меня — это глаза орехового цвета. Я улыбнулся и ответил:

— Кто знает, возможно. Я когда-нибудь говорил тебе, что меня усыновили?

Это был прекрасный способ доказать, что Волди — не мой отец.

— O...

Я усмехнулся и подошел к мадам Пинс, чтобы отметиться. Книга о Судьбах могла понадобится мне позже, так что я решил взять ее с собой.

Вдруг прозвенел звонок, и мы, сорвавшись с места, помчались на урок. Не хотелось злить МакГонагалл опозданием.

0

10

Глава 9

POV Джеймса

Мы все-таки опоздали на трансфигурацию и вбежали в класс, тяжело дыша. Профессор была раздражена нашим поступком и выставила за дверь. В коридоре Итан усмехнулся и передразнил ее:

— Поттер, Риддл, почему вы опоздали?

Он вел себя, как ребенок, и это было здорово. Я так смеялся, что даже в боку закололо. Когда прозвенел звонок на перемену, Сириус промчался мимо, кинув ревнивый взгляд в нашу сторону. Итан резко повернулся к Лили, чтобы что-то спросить и в кого-то врезался. Это оказалась учительница, замещающая у нас ЗОТИ. Ее книги разлетелись по полу.

— Мне так...

Мисс Марико пристально взглянула на него и пропищала высоким голоском:

— Отработка! — собрав свои книги, она удалилась.

— Значит, я присоединюсь к тебе вечером, — вздохнув, сказал Итан.


Место: Кабинет ЗОТИ
Время 10:00

— Мистер Поттер!

Вынырнув из своих мыслей, я моргнул и поднял голову. Мисс Марико впилась в меня взглядом:

— Вы можете ответить на вопрос?

— На какой?

Её глаза опасно сверкнули, но она все же повторила:

— Назовите четыре элемента.

Я улыбнулся и без запинки ответил:

— Огонь, Земля, Ветер и Вода.

Она удовлетворенно кивнула. Но, увидев поднятую руку Итана, ее лицо снова приобрело недовольное выражение. Он сидел рядом с Лили, и на сей раз я не имел ничего против этого.

— На самом деле элементов семь, — сказал он со спокойной усмешкой. С той самой минуты, как он появился здесь, он всегда хотел выделиться.

— И какие же еще?

— Свет и Тьма.

Профессор пришла в замешательство. Итан вздохнул и приступил к объяснению:

— Свет — это не только сторона, но и способ путешествия и возможность осветить что-либо. Он появляется везде, куда ударяют лучи. И наоборот — тени появляются из темноты. Светом и Тьмой управляют соответственно Светлый и Темный Лорды...

Закончив свою речь, Итан улыбнулся. Казалось, профессор смотрела на него целую вечность прежде, чем чуть ли не шепотом спросила:

— А какой седьмой?

Итан вопросительно поднял бровь, но все же ответил:

— Это известно только Лорду Судьбы, но я думал об этом. Мне кажется...

Прежде, чем он успел закончить, прозвенел звонок. Я хотел подойти к нему, но Лили преградила мне путь:

— Чего тебе, Поттер?

«Какая же она красивая!» Темно-рыжие волосы, изумрудные глаза. Они напомнили мне о...

— Итан, — сказал я. А затем понял, что озвучил свои мысли вслух и почувствовал, как моё лицо вспыхнуло: — Мне нужно с ним поговорить.

Лили подозрительно посмотрела на меня и сказала тоном «Я-Ненавижу-Тебя»:

— Он разговаривает с профессором насчет отработки.

Я кивнул и вышел из класса. Идя по коридору, я гадал, где сейчас Римус и Сириус. Внезапно кто-то втянул меня в пустой класс, захлопнул дверь и с силой прижал к стене. Включился свет, и я увидел того, кто меня держал:

— Сириус?

Я стал вырываться. На заднем плане неловко маячил Римус.

— Почему ты общаешься с Риддлом? — в его голосе слышались нотки ревности. Я задумался: если скажу, что общаюсь с ним из жалости (а это не так!), возможно, он оставит его в покое.

— Я с ним только из жалости, ты же знаешь.

Сириус отпустил меня, нехорошо ухмыляясь:

— Тогда ладно, — он жестом пригласил нас сесть, затем сел сам. — Помните то заклятие, которое я применил к Риддлу?

Я кивнул, внутренне содрогнувшись: той ночью его лицо выражало нестерпимую боль.

— Так вот, его используют не только, чтобы пытать. Оно также заражает аппендикс! Чтобы избавиться от инфекции существует единственный способ — разрезать, достать аппендикс и наложить магловские швы. Аппендицит и так причиняет боль, но если этого не сделать, заклятие активизируется и боль удесятерится!

Я почувствовал приступ тошноты. Сглотнув, я задал вопрос, который буквально висел в воздухе:

— Когда это произойдет?

Сириус усмехнулся и произнес то, чего я так боялся:

— В любой момент.

Потом он отпер дверь, но прежде чем выйти, сказал:

— Ничего не говори ему, Сохатый.

0

11

Глава 10

Место: Кабинет ЗОТИ
Время: 10:45

POV Джеймса

Я пристально смотрел на Итана, сидящего чуть поодаль с отсутствующим выражением лица. Слова Сириуса так и звучали у меня в ушах: « Это заклятие используют не только, чтобы пытать...»

Надеюсь, я буду рядом и смогу чем-нибудь помочь ему, когда это произойдет. Но всё пока шло гладко. Рассказав об элементах, профессор сказал, что разобьет нас на пары. Я приободрился, надеясь получить в напарники Итана или Сириуса, но только не Питера — он безнадежен в учебе.

— Мистер Риддл с мистером Поттером, мистер Люпин с... подождите, а где он?

Я поднял руку:

— Римус болен.

Он действительно заболел, и так как это не касалось его небольшой «пушистой» проблемы, я решил сказать об этом при всех.

— Тогда, мистер Блэк, присоединяйтесь к Риддлу и Поттеру.

Я был бы счастлив, если бы не выражение лица Итана: он был немного, — нет, не испуган, — а расстроен.

Сириус усмехнулся, злобно сверкнув глазами. Я понял, что неприятностей не избежать — так всегда было с людьми, которых он не любил. Они сели по обе стороны от меня. Сириуса сразу впился взглядом в Итана, тот в свою очередь уткнулся в книгу. Так, книга — прекрасный повод начать разговор.

— Что читаешь? — заинтересованно спросил я.

— «Историю Хогвартса». Лили говорила, что это отличная книга.

Сириус хотел что-то сказать, но не успел, так как профессор уже закончил делить студентов и стал объяснять задание:

— Итак, на каждой парте по четыре сосуда. В первом находится спичка, во втором — веер, в третьем — вода, в четвертом — земля. Давайте проверим, сможете ли вы разбудить стихию.

POV Гарри

— Эй, Джеймс! — окликнул я, протискиваясь сквозь толпу. Он отрешенно посмотрел на меня, что очень напугало, и вымученно улыбнулся. Я потащил его в сторону Большого зала, хотя не был голоден, но знал, что он любит поесть. Я бодро плюхнулся на стул, но Джеймс оставался хмурым. Взяв не так много, как обычно, он стал уговаривать меня съесть больше.
— Ты должен...
Но я перебил его, притворно рассердившись:
— Ты как наседка!
Остальную часть дня он, казалось, наблюдал за мной еще пристальнее, чем раньше. Из-за этого я чувствовал себя немного неуютно.
Как-то я застал его в библиотеке, просматривающим книги про аппендикс. Меня это удивило. Что происходит?

— Йохо, Риддл, есть кто дома?

Короткий смешок Сириуса вырвал меня из мыслей.

— Так мы начнем? — спросил я.

— Разве ты не знаешь, что могут понадобится годы, чтобы сотворить подходящий элемент?

Но я знал, что у Джеймса наверняка всё получится. У меня тоже была власть над всеми элементами, так почему бы не попробовать? Я решил помочь ему пробудить его силу.

— Ладно, с чего начнем?

Джеймс указал на спичку. Я глубоко вздохнул. Внезапно живот пронзила боль, будто по нему медленно провели острым ножом, но я решил проигнорировать это.

— Пристально смотри на спичку, — прошептал я Джеймсу. Он так и сделал. Краем глаза я заметил, что Сириус корчит рожы.

— Почувствуй жар, вспомни тепло огня,.

Внезапно спичка заискрилась. От неожиданности Блэк отскочил назад. Джеймс выдохнул, и искры погасли. У Сириуса ничего не вышло. Когда пришла моя очередь, он начал язвить и говорить, что у меня ничего не получится.

Я закрыл глаза и сделал глубокий вдох — резкая боль снова пронзила мой живот, у меня перехватило дыхание. Открыв глаза, я уставился на спичку, мысленно сконцентрировавшись, чтобы воспламенить ее: «Позволить теплу огня нахлынуть и высечь искру». Я почувствовал, как просыпается моя сила, и в этот момент спичка вспыхнула. Полностью. Сириус на полуслове прервал хвастовство перед девушками о своих мнимых успехах. Джеймс изумленно открыл рот.

«Теперь пусть огонь погаснет».

И в тот же миг сильный ветер ворвался в кабинет, погасив огонь. Профессор выглядел так же, как Локонс после того, как его поразило забвение.

— Кто открыл окно? — весьма глупо спросил он.

Фыркнув, я мысленно приказал ветру утихнуть и собрался было поработать с водой, но прозвенел звонок.

— Ваше домашнее задание — четырехфутовое эссе об элементах и как ими управлять.

Я выскользнул из кабинета и направился в Большой зал. Когда я повернулся, чтобы посмотреть, идет ли Джеймс следом, ужасная боль согнула меня пополам.

«Должно быть, я съел что-то не то», — подумал я, усаживаясь за гриффиндорский стол. Однако есть не хотелось. Я чувствовал только поднимающуюся к горлу тошноту.

Вздохнув, я открыл «Историю Хогвартса». Быть может, это успокоит меня. Приходившие обедать студенты с аппетитом набрасывались на еду. Джеймс громко болтал с Сириусом, в то время как Питер буквально запихивал пищу в рот. Я вздрогнул от мысли, что он может понравиться какой-нибудь девушке. Мне нужно было найти уединенное место. Но где? У озера!

Прозрачная вода мерцала. Достав из сумки плеер, я надел наушники. В ушах взорвалась музыка.

«Сотни дней прошли
С тех пор, как я видел твоё прекрасное лицо.
Тысячи бед произошли, и не думаю, что смогу увидеть его снова…»

Подпевая, я вытащил книгу и стал перелистывать ее. Когда-то я хотел заниматься пением, но тетя всегда говорила, что у меня нет ни голоса, ни слуха. Тихо напевая, я нашел нужную страницу.

«Но всё расстояние, что нас разделяет,
Исчезает, как только я вспоминаю о тебе.
Тебя нет рядом,
Но ты всё еще в моих мыслях.
Я думаю и мечтаю о тебе,
Но тебя нет рядом.
Ты снишься мне,
И сегодня здесь только мы.
Нас разделяют мили,
И мы даже не можем улыбнуться друг другу.
Я слышал, жизнь изменчива,
И надеюсь, всё изменится к лучшему».

Я лег на спину и положил плеер на живот. На меня нахлынули воспоминания о родителях: их счастливый смех, красивое лицо мамы. Меня затопило чувство любви к ним и одновременно горечь одиночества.

«Что бы я не делал,
Куда бы не шел,
Всё становится только хуже,
Но ничто не заставит меня разлюбить тебя».

Допев последние строчки, я снял наушники, открыл глаза и улыбнулся — Джеймс стоял надо мной. Боль не дала мне сесть. Задыхаясь, я схватился за бок.

— Ты в порядке? — испуганно спросил он.

Я тихо застонал и послал взгляд, который ясно говорил: «А ты как думаешь?» Джеймс осторожно помог мне сесть. Живот почти разрывался от боли. Я обхватил его руками.

— Помоги… — начал я, но не смог закончить, потому что накатила новая волна боли. Джеймс выглядел растерянным. Он беспомощно посмотрел на меня, потом — на замок, должно быть, прикидывая, как далеко до него. Внезапно прозвучал чей-то голос:

— Поттер, что... Итан?

Лили. Джеймс подбежал к ней и начал что-то объяснять. Последнее, что я увидел прежде, чем потерять сознание, — Лили, бегущая к замку.


Место: Больничное крыло, приёмная
Время: 15:00

POV Джеймса

Я ждал появления мадам Помфри уже час, надеясь, что она выйдет с хорошими новостями. Мы не видели ее с тех пор, как привели Итана. Проклятые часы, казалось, тикают уже вечность. Мне так отчаянно хотелось их разбить!

— По... Джеймс, почему ты уставился на эти бедные часы?

Я отметил, что Лили назвала меня по имени.

— Потому что они всё тикают и тикают.

Она хихикнула. Я случайно задел сумку Итана, и оттуда раздался приглушенный шум. Я недоуменно взглянул на Лили. Она выглядела заинтересованной. Из любопытства я открыл сумку и увидел какую-то штуковину, из которой раздавалась песня.

«Быть мной не легко:
Я не могу кричать
И падать и
Жизнь полегче искать.
Меня могут тревожить,
Но я не буду уступать.
Даже герои имеют право мечтать...»

Песня почему-то напомнила мне Итана.

Наконец, вышла мадам Помфри. При виде ее одежды, залитой кровью, меня чуть не вырвало. Заметив мое состояние, она произнесла:

— Мне следует переодеться.

— Как он? — не выдержал я.

— Я наложила швы. С ним все будет в порядке.

— Мы можем войти? — голос Лили был настолько тих, что я почти не расслышал его. Мадам Помфри покачала головой:

— Мне жаль, но сейчас ему не до посетителей. Он слишком устал.

Я понимающе кивнул. С мрачными лицами мы вышли из приемной.


Место: Гриффиндорская гостиная
Время: 00:00

Как убить время в приёмной:

— снять часы со стены и растоптать;
— заколдовать их, чтобы показывали неправильное время;
— заставить петь какую-нибудь зловещую песенку;
— отослать Волдеморту.

Так начиналось мое эссе по зельеварению. Вообще-то, как предполагалось, оно должно было быть о целебных травах, но полчаса назад я оставил попытки хоть что-то написать по заданной теме.

Сидящая рядом Лили усердно трудилась над домашней работой. Хотя у нас обоих в мыслях было только одно — Итан. Я вздохнул и засунул свое «эссе» в сумку. Внезапно в голову пришла потрясающая мысль: «Мантия-невидимка! Конечно! Мы с Лили могли бы использовать ее. Но ведь она ничего о ней не знает. Ладно, пора рассказать».

— Лили, хочешь навестить Итана?

Она подняла голову:

— Нас поймают!

Я усмехнулся и посмотрел на часы:

— Ты забываешь, с кем имеешь дело.

В ответ она улыбнулась, и мы направились в Больничное крыло. По дороге туда Лили пыталась расспросить меня о мантии. Но я отвечал ей также, как отвечаю всем:

— Без комментариев.

***
Увидев длинные швы на его теле, я не смог сдержать дрожь. Лили, напротив, спокойно улыбнулась и присела на краешек кровати. Погладив Итана по голове, она что-то прошептала ему на ухо. Со стороны казалось, что в ней проснулся материнский инстинкт. Я улыбнулся: это было прекрасно и очень естественно. Внезапно я услышал шум и быстро скомандовал:

— Бежим!

В гостиной Лили собрала свою домашнюю работу, пожелала мне спокойной ночи и вдруг поцеловала:

— Спасибо за то, что сделал.

Поднявшись вверх по лестнице, она исчезла за углом, а я стоял и смотрел на свое «эссе по зельеварению». Ничего, оно подождет до завтра. Я потрогал щеку, все еще чувствуя прикосновение ее нежных губ... Сегодня лучший день в моей жизни!

0

12

Глава 11

Место:Больничное крыло
Время: 6:06

POV Гарри

Меня разбудил слепящий солнечный свет. Застонав, я открыл глаза: вокруг — сплошная белизна. Проклятье! Я снова здесь! Я попытался сесть, но в боку что-то запульсировало. Отдернув рубашки, я обнаружил, по меньшей мере, двадцать швов.

Вошла мадам Помфри — у нее просто фантастический слух! — наверняка услышала мою возню. В руках она держала поднос с завтраком и двумя флаконами с зельями. Почувствовав запах яичницы, я понял, что голоден. Но вначале она протянула мне зелье. Оно воняло мокрой псиной и старыми носками Дадли. Зажав нос, я выпил его залпом. Горло моментально прожгло. Я закашлялся, а когда открыл рот, чтобы глотнуть воздуха, мадам влила меня второе зелье. Я быстро проглотил и его. На вкус оно было еще хуже, чем первое.

— Мерлин, почему у них такой неприятный вкус?

Она пожала плечами и водрузила поднос на мои колени: мне все-таки удалось сесть. Когда я взял вилку, она сказала:

— Съешьте все, мистер Риддл!

Я кивнул и сразу приступил к еде. Тост я решил оставить: он был какой-то засохший. Потягивая тыквенный сок, я взглянул на часы и вскрикнул. Уроки уже начались! Я потянулся за своей одеждой, но Помфри остановила меня:

— Вы освобождены от занятий и чуть позже встретитесь с директором по поводу мистера Блэка.

Я непонимающе взглянул на нее.

— Его магический отпечаток остался на вас, когда чары рассеялись. Я удивлена, что вы не сообщили об этом раньше. Ох, уж и дети сейчас пошли.

Она нахмурилась и вышла за дверь. Я покачал головой. Мне нужно было хорошенько подумать прежде, чем встретиться с Дамблдором.


Место: Кабинет директора
Время: 12:00

С момента моего последнего визита кабинет совсем не изменился. Я огляделся, и мое внимание привлекла толстая папка с надписью «Сириус Блэк». Интересно, его исключат? Я много думал об этом после того, как Помфри сказала, что именно мне предстоит решить судьбу Сириуса. Да, он причинил мне сильную боль, но с другой стороны, все заслуживают второго шанса. Мои мысли прервал вскрик Фоукса. Я посмотрел на него, и увидел, что он с любопытством наблюдает за мной. Внезапно Феникс взлетел, и приземлился на мое колено. Старческий голос заставил меня подскочить:

— Здравствуйте, мой Лорд.

Я подскочил еще выше, мои глаза стали шарить по комнате в поисках говорившего. Никого не обнаружив, я потрясенно повернулся к Фоуксу.

К Фоуксу?

— Да, мой Лорд.

Я пораженно отпрянул назад.

— Пожалуйста, не называй меня так.

— А как тогда?

— Гарри.

Мы собирались продолжить разговор, но вошел директор в сопровождение МакГонагалл. Фоукс кивнул мне и отлетел. Я сглотнул и повернулся к ним.

POV Дамблдора

Я сел за стол и посмотрел на Итана. Его зеленые глаза метались по сторонам, как мечется напуганное животное, готовое убежать.

— Мистер Риддл.

Его нервозность мгновенно испарилась, на лице появилась решительность.

— Мистер Блэк применил к вам заклятие, относящееся к темным искусствам.

Он кивнул. Минерва сразу же кинулась защищать Сириуса, как львица:

— Риддл, вы, должно быть, что-то натворили!

Подняв руку, я заставил ее замолчать и заметил, как Итан вздрогнул при виде ярости на ее лице.

— Покажите мне, — тихо попросил я его. Он слегка покраснел, но сделал то, что я просил: приподнял рубашку — длинная линия стежков пробегала по правому боку. Миневра потеряла дар речи. Я вздохнул: он наверняка захочет, чтобы Сириуса исключили.

— Так, — начал я. — И какая же участь ожидает мистера Блэка?

— Как вы могли позволить... — вмешалась Минерва, но я снова заставил ее замолчать и повернулся к Итану. Он улыбнулся и ответил:

— Все заслуживают второго шанса.

Внешне я оставался спокоен, хотя внутри я был более чем потрясен, но нашел в себе силы улыбнуться:

— Сириус будет получать отработки в течение месяца.

Минерва нахмурилась и, пробормотав что-то о Блэке и его судьбе, вышла.

— Мне тоже нужно идти. Мадам Помфри беспокоится за меня.

Я кивнул. Итан вышел и аккуратно прикрыл за собой дверь. Мои мысли закружились. Он такая же тайна, как и его отец…

0

13

Глава 12

Место: Гриффиндорская спальня мальчиков
Время: 16:45

— Наконец-то! — крикнул Сириус и, бросив на пол набитую учебниками сумку, растянулся на кровати. Сумка, падая, задела один из чемоданов. Сила броска сорвала неустойчивый замок. Хлоп! Шум заставил уставшего юношу открыть глаза и оглядеться в поисках источника. Это оказался чемодан, но не просто, а чемодан Итана.

«Может, я смогу заполучить компромат на него! Это было бы бесценно!»

Оглянувшись по сторонам, чтобы удостовериться, что поблизости никого нет, Сириус на цыпочках подкрался к чемодану и стал лихорадочно рыться в нем. Вот! Он нашел то, что, быть может, ему пригодится — письмо от Волдеморта! Блэк усмехнулся при мысли о выражении лица Итана и погрузился в чтение:

«Гарри Поттер. Или я должен называть тебя Итаном Риддлом? Я отсылаю своих воронов с предложением вступить в мои ряды. Я не раз давал тебе возможность примкнуть ко мне, и заметь, достаточно вежливо. Сейчас я спрашиваю тебя еще раз, присоединишься ли ты ко мне? Весь мир будет у наших ног. Я дам тебе власть, деньги, семью. Ты мог бы стать моим сыном, наследником!
Запомни своих отца и мать, сидящих с тобой за одним столом! Они не столь защищены, как ты думаешь. Попытаешься защитить их, они умрут, медленно, в муках. Присоединишься ко мне — сможешь на самом деле стать Итаном Риддлом. Лорд Волдеморт».

«Я погиб!» — в ужасе подумал Сириус и бросил письмо обратно в чемодан. Внезапно его поразила мысль: «Минутку, Волдеморт же мог и солгать...»

Он снова стал рыться, пока не нашел коричневый альбом, спрятанный на самом дне. На первой колдографии была изображена молодая пара с темноволосым младенцем. При внимательном рассмотрении, Сириус заметил, что у ребенка глубокие изумрудные глаза. Такие же, как у рыжеволосой женщины, стоящей рядом с высоким растрепанным мужчиной.

«Это Сохатый и Лили, но старше, и с ребенком!»

Сириус недоуменно покачал головой, перевернул страницу и увидел фото с тремя подростками в гриффиндорской форме, примерно тринадцати лет — кареглазый молодой человек с рыжими волосами, симпатичная девочка с кудряшками и строгим взглядом, а между ними, в центре, мальчик с волосами такими же, как у мужчины на предыдущем фото.

«Он похож на Сохатого, но только у него изумрудные глаза... Я погиб!»


Место: Перед Больничным крылом
Время: 00:00

Сириус оглядел коридор и тихо, чтобы не разбудить мадам Помфри, проскользнул в палату. Лунный свет лился из окон и освещал все вокруг.

Мысли путались в голове: «А вдруг он ненавидит меня? Я бы так и сделал на его месте. А если он знает меня в будущем? Вдруг он возненавидит меня еще больше?»

Тихий стон прервал его тревожные мысли. Сириус взглянул на будущего сына своего лучшего друга и осторожно дотронулся до его плеча. Изумрудные глаза распахнулись, но при виде него превратились в настороженные щелочки. Гарри быстро схватил палочку, но Блэк прошептал:

— Я знаю, что ты не Итан Риддл.

Юноша замер и побледнел.

— Ты Гарри.

— Шшш, — прошептал он. — Как ты узнал?

Сириус сел на стул рядом с кроватью:

— Я покопался в твоем чемодане.

Гарри нахмурился и устало покачал головой:

— Почему ты здесь так поздно?

Блэк виновато улыбнулся:

— Я не мог заснуть из-за того, что узнал, — он замолчал, не зная, как продолжить. Но все же решился спросить, указав на его грудь: — Как это выглядит?

...Сириус вздрогнул, увидев длинную линию стежков. Гарри быстро опустил рубашку и зевнул:

— Меня отпустят завтра.

— Тогда спокойно ночи! Увидимся.


Место: Спальня мальчиков
Чуть позже

Наконец, почувствовав облегчение, Сириус улыбнулся и заснул, как только коснулся головой подушки.

На следующее утро не выспавшийся, но морально удовлетворенный юноша, не хотел вставать с кровати: тело требовало продолжение сна. Но подчинившись вою часов, все же встал и принял холодный душ, чтобы прогнать сонливость.

Дойдя до Большого зала, он обнаружил, что завтрак уже подходил к концу. Увидев на привычном месте Гарри, он, не задумываясь, сел рядом с ним. Римус и Джеймс пораженно уставились на него, и он жестом показал, что они наладили отношения.

— Привет, Итан.

Гарри посмотрел на него и улыбнулся. Сириус улыбнулся в ответ и, желая завязать разговор, спросил:

— Если бы Помфри не отпустила тебя, чтобы ты сделал?

— Наверное, выбрался бы сам. На самом деле, покончив с домашней работой, я занялся разработкой плана побега. Хотите взглянуть?

Римус хихикнул, а Джеймс открыто рассмеялся. Взглянув на возмущенное лицо Гарри, Сириус тоже не выдержал и прыснул.

— Я не шучу!

Это вызвало новый взрыв смеха. Юноша раздраженно схватил свою сумку и направился к выходу. Сириус крикнул ему вслед:

— Куда ты?

— В класс.

Друзья вскочили и побежали за ним.

0

14

Глава 13

Место: Кабинет Бинса.

POV Джеймса

Вот уже полчаса я играл с пером под бессвязную болтовню Бинса. Тихий смех рядом привлек мое внимание: Итан усмехался, глядя в свой пергамент. Я наклонился к нему. Заметив мой взгляд, он показал свой рисунок. В самом углу пергамента «красовалось» змееподобное лицо с красными глазками, в розово-фиолетовой одежде и с блестящей тростью. От неожиданности я моргнул и захихикал. Итан повернулся к Сириусу, и они оживленно о чем-то зашептались.

Я подозрительно сузил глаза и резко обернулся к Римусу, всё это время старательно конспектировавшему лекцию, и при этом случайно зацепил его пером:

— Тебе не кажется, что он слишком дружелюбен с Итаном, после того, как так сильно ненавидел его? Только полюбуйся на них!

Римус слегка ударил меня пером в ответ и угрюмо написал мне что-то на клочке бумаги (он не одобряет разговоры во время урока):

«Да, наверное, ты прав. Знаешь, он вернулся поздно ночью!»

«Возможно, ходил извиняться».

Прозвенел звонок, и, схватившись за руки, мы выскочили в коридор. Студентам, идущим навстречу, приходилось нас обходить, поэтому Итан отпустил мою руку. Сириус внезапно споткнулся, и я врезался в него. Секундой позже на меня налетел Римус. И мы втроем упали.

— Смотрите, какое получилось домино! — засмеялся Итан.

Нахмурившись, я показал ему неприличный жест.

— Я тоже тебя люблю! — дружелюбно ответил он и помог нам встать.


Место: Темная комната
Послеобеденное время

— Эй? — крикнул я и стал продвигаться на ощупь.

Было так темно, хоть глаз выколи. Причина, по которой я находился здесь, была валяющаяся на моей кровати записка с просьбой придти. Я врезался во что-то и услышал вскрики «Ох!», «Ах!» и понял, что Сириус и Римус тоже здесь.

Громкий голос разнесся эхом по всей комнате:

— Присутствуют все?

— Да, — хором отозвались мы.

Внезапно вспыхнули огни, и мы обнаружили, что стоим перед наколдованной сценой, на краю которой сидел Итан. Он улыбнулся нам и жестом указал на инструменты:

— Джеймс тебе — микрофон, Римусу — барабаны, Сириусу — гитара.

Я кивнул и, забравшись на сцену, встал перед микрофоном.

— Сегодня, мои дорогие друзья, вы будете играть на этих инструментах для будущих поколений.

— Будущих поколений? — удивленно спросил я.

— Для ваших детей, — уточнил Итан. На большом экране,позади него, появился длинный список песен.

— Выбери, пожалуйста, песню, Джеймс.

«Тихая ночь», «Сочельник», «Елочные украшения», «Рождество»...

— «Рождество», — решил я. Итан улыбнулся, довольный моим выбором. На экране высветился текст:

«Вот скажи мне, Рождество,
Правильно ли верить в то,
Чего мы никогда не видели?
Правильно ли ждать того,
Чего желаешь?

Вот скажи мне, Рождество,
Добрее ли мы в этот день,
Чем в остальные?
Или нам так только кажется?
И должны ли мы оставить всё, как есть?

Всё в этом мире,
Не так, как кажется.
Но этой единственной ночью
Всё меняется и становится
Таким, как должно быть».

Я задумался: почему Итан попросил меня спеть. Почему именно меня? Его погрустневшие глаза и выражение лица, когда он говорил о моих будущих детях, сильно озадачили меня. Зачем им слушать это? Они и так услышат мое ворчание. Если я не умру, конечно. Если не умру...

Отбросив мысли, я подошел к экрану, решив сделать своё выступление как можно лучше!

Примечание автора: Гарри попросил Джеймса спеть для того, чтобы у него осталась запись его голоса, когда он вернется в будущее.

0

15

Глава 14

Место: Библиотека
Время: 12:00

Гарри устало вздохнул и с досадой захлопнул учебник по зельеварению. Он специально выбрал место в самой дальней части библиотеки. Ему нужна была тишина, а сюда обычно никто не заглядывал.

— Что ты здесь делаешь?

Юноша поднял голову и увидел своего будущего ненавистного профессора.

— А что люди обычно делают в библиотеке? — ответил он вопросом на вопрос с таким же сарказмом, каким Снейп будет колоть его в будущем. Удивительно, но он покраснел! Гарри жестом предложил ему сесть и, протянув руку, представился:

— Итан Риддл.

— Северус Снейп.

Улыбнувшись, он вернулся к чтению. Перечитав один и тот же абзац несколько раз и ничего не поняв, он удрученно вздохнул.

— Нужна помощь?

Юноша кивнул. Они договорились, что с этого дня Северус будет помогать ему с зельеварением, а он ему с ЗОТИ.

Через несколько недель они достигли определенных успехов, но, решив не останавливаться на достигнутом, продолжали заниматься вместе.

***
С трудом избавившись от Сириуса, Гарри бегом устремился в библиотеку.

— Привет, — запыхавшись, кинул он и улыбнулся слизеринскому другу, однако ответной улыбки не последовало. — Что-то случилось? — с тревогой спросил он, присев рядом с нахмурившимся приятелем.

— Вот, — тот сунул в руку Гарри пергамент с объявлением:

«31 октября, в пятницу, состоится карнавал в честь Хэллоуина. Студент в лучшем костюме получит приз — купон на бесплатные покупки в любом магазине Хогсмида».

Гарри недоуменно поднял бровь:

— И что не так с этим карнавалом?

— Я не умею танцевать, — буркнул Северус.

— Ну и не танцуй, просто приди в лучшем костюме.

Он говорил таким тоном, будто разговаривал с трехлетним ребенком.

— Отличная идея, — юноша вернулся к своей книге по травологии.

«Возможно, если у него будет друг, он не станет таким ожесточенным в будущем».

Роясь в сумке в поисках начатого эссе, Гарри наткнулся на конверт, подписанный почерком Джеймса: «Итану Риддлу от Джеймса Поттера».

Удивляясь официальному обращению, он начал читать письмо:

«Итан! Встретимся у озера в четыре. Мне нужно тебе кое-что показать…»

Гарри бросил взгляд на часы: начало пятого.

— Сев, мне срочно нужно встретиться кое с кем.

Юноша кивнул, не отрываясь от книги. Гарри понесся к озеру.

***
Заметив Джеймса, сидящего у самой воды, он подбежал к нему и плюхнулся рядом.

— Что ты хотел?

— Посмотри, я получил это по почте.

Взору Гарри предстала фигурка льва. Он коснулся ее, и они оба почувствовали сильный рывок.


Место: Темница

POV Джеймса

Приземлившись на твердый пол, я проклял свою глупость. Мне следовало догадаться, что это был портключ! Услышав стон Итана, я обернулся и увидел, что он лежит на животе. Его сумки не было, впрочем, как и моей палочки, которую я всегда носил в кармане.

— Здравствуйте, мальчики, — ледяной голос пронзил меня до костей. Я повернул голову и ужаснулся: отвратительное существо, безносое, с красными глазами-щелочками, стояло прямо перед нами.

Итан вздрогнул, будто от боли:

— Том...

— Отбросим церемонии! — монстр нацелил на него свою палочку и произнес: — Круцио!

0

16

Глава 15

Место: Темница Волдеморта
Время: 22:00

POV Джеймса

Перед тем, как было произнесено первое заклятие, Итан сказал, что возьмет мою пытку себе. Том рассмеялся и ответил, что он такой же дурак, каким был его отец.

Никогда не смогу забыть лицо Итана, когда его пытали. Чтобы не закричать, он с такой силой сжимал кулаки, что костяшки пальцев белели. Не могу точно сказать, сколько Круциатусов он получил, но, как обычно, не издал ни звука...

...Прислонившись к стене, я слушал его прерывистое дыхание. Единственное, что освещало темницу — это небольшое окошко под потолком. Свет отбрасывал тень на его спящую фигуру, свернувшуюся калачиком в углу.

— Почему? — пробормотал я.

— Что? — сонно откликнулся он, не открывая глаз.

— Ничего. Спи, — ответил я успокаивающе. Итан кивнул и перевернулся на другой бок. Я закрыл глаза: нам обоим нужно было отдохнуть.


Место: Большой Зал
Время: 7:43

Это был настоящий хаос: Джеймс Поттер и Итан Риддл исчезли! Все паниковали. Все, кроме слизеринцев. Слухи обрастали новыми подробностями:

— Вероятно, Риддл забрал его…

— Нет, он дружил с Джеймсом. С какой стати ему вредить другу?

— Он просто хотел, чтобы вы так думали. На самом деле он был змееустом и служил Волдеморту...

Дамблдор задумчиво смотрел в зал, в то время как студенты беспрерывно сплетничали о Джеймсе и Итане. Откашлявшись, он встал. Все моментально замолчали.

— Несмотря ни на что, карнавал на Хэллоуин состоится, — он вышел из зала и направился в свой кабинет.

Фоукс ободряюще вскрикнул. Дамблдор вздохнул и, даже не взглянув на него, сел.

— Пожалуйста, защити его, Итан Риддл… Гарри Поттер, — пробормотал Альбус и опустил голову на руки.


Место: Темница
Время: на рассвете

POV Джеймса

— Разбуди щенков.

Мне на голову опрокинули ведро ледяной воды, отчего я моментально проснулся. С Итаном сделали то же самое, он зашевелился, сел и с ненавистью уставился на Пожирателя:

— Что вам надо?

Глаза сверкнули из-под белой маски:

— Темный Лорд хочет видеть вас обоих.

Он схватил нас за рубашки и с силой подтолкнул вперед. Я чуть не упал, но Итан вовремя подхватил меня. Я благодарно взглянул на него.

Мы шли по длинному коридору, украшенному изваяниями змей. Пожиратель Смерти шел сзади, чуть отставая. Мы подошли к большой деревянной двери, на которой тоже были изображены змеи, и мужчина распахнул ее. Я почувствовал внезапную потребность убежать. Итан схватил мое предплечье, будто прочитав мои мысли.

Комната была почти такого же размера, как Большой зал, но только намного мрачнее. Зеленые факелы тускло освещали помещение. Впереди стоял трон, обвитый огромной толстой змей, на котором восседал Волдеморт. Бесстрашно шагнув в круг Пожирателей, Итан ухмыльнулся:

— Что, никаких эффектных демонстраций не будет? Или ты боишься, что твои жертвы умрут прежде, чем успеешь произнести «Авада Кедавра»?

Глаза Волдеморта гневно вспыхнули. Он встал и подошел к Итану так близко, что между ними осталось всего несколько дюймов. Он что-то прошипел на парселтанге. Лицо Итана из скучающего вмиг превратилось в вызывающее. Он с ненавистью прошипел что-то в ответ.

— Хорошо, мы позволим Джеймсу поучаствовать в «демонстрации», как ты выразился. Если он откажется, мы замучаем тебя до смерти. Выбирай! — обратился он ко мне.

Я непонимающе моргнул. О чем это он? Потом Волдеморт что-то тихо сказал трем Пожирателям, стоящим вокруг него. Двое из них схватили Итана, третий взмахнул палочкой, лишив его рубашки. Затем они снова повернулись ко мне. Я заметил, что Итан напрягся. Один из Пожирателей протянул мне кнут. Мои глаза расширились от ужаса:

— Нет... нет. Я не причиню ему боль...

— Выбирай, число: двадцать или сорок. Если сделаешь все, что от тебя требуют, я позволю вам вернуться в темницу, если нет… ты же умный парень, сам понимаешь.

Пожиратели вокруг злорадно рассмеялись. Я судорожно сглотнул и посмотрел на кнут. Конечно, я должен выбрать меньшее — так будет легче для Итана.

— Двадцать, — пробормотал я, глядя в пол. Снова раздался смех. Они сунули мне в руки кнут. Я вздрогнул и неуверенно замахнулся.

1 … Итан задохнулся от боли.
2…
3...
4…
5 …его спина закровоточила. От этого вида мне стало плохо.
6…
7…
8…
9…
10…
11…
12…
13.. мои руки задрожали, когда я увидел, как кровь струится по его спине.
14...
15...
16...он застонал, но всё же держался прямо.
17…
18…
19…
20…

Наконец, они отпустили Итана. Обессиленный, он чуть не упал на пол. Волдеморт призвал рубашку ядовито-зеленого цвета, бросил ему и в этот момент заметил швы.

— Откуда они?

Находясь в полуобморочном состоянии, он нашел в себе силы ответить, насмешливо изогнув бровь:

— Зачем тебе это знать?

Волдеморт досадливо покачал головой и жестом приказал увести нас.


Место: Большой зал
Время обеда

С тех пор, как пропали студенты, Дамблдор не находил себе места. Он не знал, как быть с друзьями пропавших...

«Не беспокойтесь, я уверен, они выживут в руках Темного Лорда». Нет, он не мог им так сказать!

Черный ворон, приносивший Гарри письма от Тома, на сей раз приземлился перед ним. Все разговоры в Большом зале мгновенно прекратились, сотни глаз уставились на него. Трясущимися руками директор отвязал письмо с пометкой «Альбусу Дамблдору от Лорда Волдеморта».

«Здравствуй, Альбус. Знаю, ты в курсе, что двое твоих студентов у меня. Ты наверняка хочешь узнать, что я успел сделать с ними за один короткий день? Что ж, отвечаю: Риддл, помимо собственных пыток, принял на себя и пытки Поттера. Могу сказать, он силен. Однако Джеймсу после всего произошедшего может понадобиться помощь в больнице Святого Мунго. Скажем, не каждый отец хотел бы мучить своего сына. Лорд Волдеморт».

Альбус выронил письмо и опустил голову на руки. Он подвел их.


Место: Темница

POV Гарри

В изнеможении я приземлился на пол. Он все еще оставался влажным с утра, когда нас так бесцеремонно разбудили. Я лег на живот, стараясь не шевелиться: раны на спине, цепляясь за ткань рубашки, невыносимо жгли.

— Итан, — тихо позвал Джеймс. Я знал, что он чувствует себя виноватым.

— Джеймс... — начал я прежде, чем он стал бы говорить что-то вроде: «мне жаль и так далее...», — я добровольно принял на себя твою пытку и не позволяю тебе чувствовать себя виновным в том, что ты сделал.

0

17

Глава 16

Место: Прибежище Волдеморта

Время шло, дни были похожи друг на друга, как близнецы: каждое утро их будили, окатывая водой (причем для Итана использовали соленую воду, чтобы раны подольше не заживали), потом пара Круциатусов, опять-таки для Итана, и возвращение в камеру. Обед, состоящий из куска черного хлеба, постоянное чувство голода...

С каждым днем Итан становился все бледнее, под глазами залегли темные круги от нехватки сна, еды и непрекращающихся пыток.

— Круцио!

Юноша, прикованный цепями к стене, стал корчиться от боли.

— Готов сломаться? — скучным голосом спросил Лорд. Джеймс был уверен — сейчас Итан не выдержит и закричит. Неожиданно для самого себя он встал перед Итаном, загородив его собой, и посмотрел прямо в красные глаза:

— Возьмите меня.

— Нет, — прохрипел Итан, борясь с оковами. Взмах палочки — и Джеймс оказался прикованным к стене.

— Круцио!

Он никогда в жизни не испытывал такой ужасной боли! Было такое чувство, будто все тело пронзило множество острых ножей. Он кричал до тех пор, пока Волдеморт не снял заклятие:

— На сегодня достаточно.

Джеймс почувствовал, как оковы отпустили его, и без сил упал на пол. Голова кружилась, и он понял, что вот-вот потеряет сознание.

POV Гарри

Надо будет серьезно поговорить с Джеймсом, когда он очнется. Знаю, он хотел мне помочь, но хотя бы один из нас должен быть в порядке, когда мы будем выбираться отсюда сегодня вечером. Да-да, именно сегодня. Я случайно подслушал разговор Пожирателей, проходивших мимо нашей камеры, о том, что у них намечается собрание. Это означает, что я смогу воспользоваться нашей связью с Волдемортом, работающей по принципу темной метки и позволяющей людям аппарировать. Таким образом, используя связь, я попробую вытащить нас.

Следовало бы отдохнуть, но спина никак не заживала, и это очень мешало спать. Я вздохнул: надеюсь, Джеймс скоро придет в себя.

Через час или два, не могу точно сказать, он застонал и пошевелился. Его ореховые глаза обвели комнату и остановились на моем нахмуренном лице. Похоже, он сразу понял, что сейчас я буду читать ему нотации.

— Прежде, — начал я и пробежался рукой по волосам, — я должен сказать, что горжусь тем, что ты взял то заклятие на себя. Однако, нам нужно хоть немного поберечь здоровье, чтобы смочь выбраться отсюда!

Я придвинулся к нему поближе, чтобы мужчина, караулящий у двери, не смог нас услышать.

— Есть план, — прошептал я Джеймсу на ухо. — Как только Пожиратели начнут аппарировать, я использую свою связь с Волдемортом и выведу нас отсюда. Верь мне, — я закрыл глаза. Вечером мне понадобится много сил. — Разбуди меня, когда начнет смеркаться.

***
Сквозь сон я услышал:

— Просыпайся, Итан, просыпайся!

Я открыл глаза и увидел лицо Джеймса, склоненное ко мне. Он протянул мне руку и помог встать.

— Да, уже пора, — прошептал я. Не отпуская его руки, я пытался сконцентрироваться на пещерах в Хогсмиде, где прятался когда-то Сириус. Последнее, что я почувствовал, был резкий толчок...

... Мои ноги коснулись чего-то твердого и я упал прямо на Джеймса. Устало улыбнувшись ему, я потерял сознание.

POV Джеймса

«Идиот».

— Что?

Опять мой внутренний голос! Я не разговаривал сам с собой уже довольно давно.

«Что ты наделал? Завел Итана в такую ситуацию с этим портключом, и затем он взял на себя твою пытку! О чем ты, черт возьми, думал? Как ты мог допустить все это? Он же на год младше тебя!»

Итан застонал, и я отвлекся от своего внутреннего разговора. Он открыл свои глубокие зеленые глаза и мягко усмехнулся:

— Беседуешь сам с собой?

Я слегка покраснел. Он улыбнулся и, прислонившись к моему плечу, прошептал:

— Нам нужна медицинская помощь.

— Тебе больше, чем мне.

Он пожал плечами и встал:

— Я знаю способ побыстрее добраться до Хогвартса.


Место: Туннель под Хогсмидом

POV Джеймса

Сгибаясь в три погибели, мы пробирались через туннель. Было невозможно жарко. Итан тяжело дышал, я чувствовал себя не на много лучше. Впереди стало светлее.

— Почти дошли... ЗДЕСЬ! — крикнул я и широко улыбнулся. Улыбка погасла, когда я взглянул на Итана: его лицо было таким же бледным, как у призрака, под глазами пролегали огромные темные круги, зеленая рубашка была запачкана кровью. Я посмотрел на себя: было невозможно догадаться, что моя футболка когда-то была белого цвета: — Проклятье, на кого мы похожи! Как будто на нас хэллоуинские костюмы!

— Мы победили, — Итан стал пританцовывать, а я всерьез задумался об его психическом состоянии.

— Позволь мне помочь тебе, — сказал я и осторожно коснулся его руки.

С трудом преодолев ступеньки, мы дошли до Большого зала. Итан старался идти прямо, но я видел, что с каждой секундой он становился все бледнее и бледнее. Распахнув дверь, мы обнаружили, что зал был украшен оранжевым серпантином и черными летучими мышами, летающими под потолком. Столы были отодвинуты к стенам.

— Мы дома, — слабо сказал Итан и потерял сознание. Я едва успел подхватить его: все-таки нам срочно нужно в Больничное крыло.


Место: Больничное крыло
Время: 20:32

POV Джеймса

При виде нас началась невообразимая паника. Меня и Итана, которому потребовались носилки, так как он все еще не пришел в сознание, отправили в Больничное крыло. Мадам Помфри оградила кровать Итана ширмой и очень долго не выходила оттуда. Оказав ему первую помощь, она принялась за меня:

— Возьмите, мистер Поттер, — и протянула зелье. Я взглянул на ее взволнованное лицо и уже открыл рот, чтобы спросить, как Итан, но она быстро влила в меня зелье, и я моментально заснул...

***
Итан не приходил в себя уже вторую неделю, и я очень беспокоился за него. Мадам Помфри постоянно натирала его какими-то мазями, чтобы ему было полегче после многочисленных Круциатусов, и обрабатывала раны на спине. Надеюсь, он скоро очнется. Мне так хотелось взять палочку и перекрасить скучные белые стены в яркие цвета!

0

18

Глава 17

На самом деле Гарри, находясь между жизнью и смертью, познавал себя в качестве Лорда Феникса...

Юноша оглядел огромный зал с синими стенами и высокими потолками. Пол был покрыт белым мрамором, центральное место занимал камин.

— Мой Лорд... — начала высокая женщина с глубокими сапфировыми глазами и длинной косой.

— Меня зовут Гарри.

— Хорошо, Гарри. Как только ты закончишь с этой эрой, вернешься в замок Судеб, изучишь свои обязанности и полномочия с последним Лордом. Потом будешь учиться в эре своих предков.

— Каких? — зеленые глаза властно сверкнули.

— Ты знаешь их как Четырех Основателей, — ответила женщина, наблюдая, как его лицо от растерянного изменятся в счастливое и взволнованное.

— Отлично! — Гарри хотелось пуститься в пляс. — То есть вы имеете в виду, что после того, как я оставлю эру мародеров, — начал он, усмехаясь так же, как это делал его отец, — я отправлюсь в замок и буду учиться с основателями?

Высокая женщина кивнула. Гарри посмотрел на две фигуры, сидящие рядом с ней.

— Моя Леди, а кто эти люди?

«Моей Леди» не понравилось, как он назвал ее, она нахмурилась и что-то прошептала на ухо тем двоим, облаченным в темные мантии с капюшонами.

— Слева от меня — королева Эльфов.

Гарри поклонился в знак уважения. Королева сняла капюшон и улыбнулась: у нее были длинные каштановые волосы, льющиеся каскадом до талии, и глубокие, счастливо искрящиеся, зеленые глаза. Как и ожидалось, у нее были заостренные уши, но, вопреки обыкновению, она оказалась высоким эльфом.

— Рада знакомству, мой Лорд.

Гарри вздрогнул — он ненавидел, когда его так называли, сразу вспоминался Лорд Волдеморт, но он сдержался и вежливо ответил:

— Я тоже, Леди Эльф.

— Справа от меня — Король Волшебников, — продолжила Леди Судьба.

Мужчина снял капюшон: у него были иссиня черные растрепанные волосы, и чуть раскосые глаза, светящиеся храбростью.

Гарри поклонился:

— Рад встречи.

— Я тоже, мой Лорд, — мужчина поклонился в ответ.

— Ты, наверное, заметил, что имеешь две отличительные черты этих людей, — сказала Леди Судьба.

— Да? — юноша удивленно поднял бровь. — Не значит ли это, что я получу заостренные уши, когда изучу свои обязанности?

— Все возможно, мой Лорд.


Место: Больничное крыло
Время: 14:00

Джеймс вздохнул и присел на стул рядом с кроватью Итана. Он лежал здесь уже две недели и никаких улучшений не происходило. Его же выписали несколько дней назад и теперь он регулярно навещал друга.

— Нет, — пробормотал Итан. Джеймс оторвал голову от книги, которую читал, и удивленно моргнул. Юноша застонал и открыл глаза. Джеймс на мгновенье растерялся, а затем, вскочив, громко позвал:

— Мадам Помфри!

Прибежавшая целительница стала суетиться вокруг больного.

— Добрый день, у вас есть что-нибудь перекусить? — вежливо спросил Итан. Вместо ответа мадам молча протянула ему кубок. Даже со своего места Джеймс почувствовал, как ужасно пахнет его содержимое.

— Это облегчит последствия после Круциатуса.

Итан опрокинул кубок в рот и скривился, затем повернулся к Джеймсу:

— Как ты себя чувствуешь?

Юноша поднял бровь, будто говоря: «вовсе не я в Больничном крыле».

— Но ты находился здесь на лечении, — проворчал Итан. Джеймс улыбнулся, довольный тем, что его друг вернулся.

***
Позже, после уроков, придя в Больничное крыло, Джеймс увидел Итана, сидящего за книгами.

— Делаешь домашнюю работу? — спросил он, усаживаясь рядом.

— Да, почти закончил. Можешь взять в библиотеке эти книги для меня?

Джеймс пробежался взглядом по списку: «Защита: Любовь и опека», «Если Темный Лорд преследует вас», «Кровь и Волшебство, как они связаны».

Джеймс кивнул. Уходя, он услышал вопли мадам Помфри о том, что пациентам нужен отдых, и усмехнулся:

— Меняется все, но только не это.

0

19

Глава 18

Место: Больничное крыло
Время: 12:45

«Кровной защитой нельзя злоупотреблять. В результате ошибки вы можете потерять жизнь, и не только свою».

Гарри захлопнул седьмую по счету книгу на эту тему и стал просматривать свои не очень аккуратные заметки: «Защита не подействует, если не пожелать этого отчаянно, от всего сердца. Седьмой элемент? Возможно, это любовь. Может, это означает, что мне нужно построить своего рода капсулу для защиты родителей от смерти». Гарри сделал эту запись около недели назад, когда Джеймс по его просьбе принес книги.

«Я мог бы создать часы, но где заполучить металл?» — Гарри по привычке хотел хлопнуть себя по лбу, но передумал, вспомнив, что мадам Помфри кидалась к нему на любой звук, как пчела на мед.

В течение прошлой недели она постоянно суетилась около него, осматривала каждый удар, ушиб и пыталась залечить их. Теперь остались только шрамы на спине. Заживая, они ужасно зудели, и это было невыносимо. Но он не позволял мадам трогать их, как не позволял себе просить помощи у людей, независимо от того, насколько близки они были. Он выработал в себе этот принцип, живя рядом с Дурслями, и не намерен был изменять ему.

— Мистер Риддл, возьмите этот крем, — «мадам Дракон» (он сам придумал это прозвище) положила баночку на тумбу и вышла.

— Ах! — Гарри тихонько вскрикнул, бросил перо и отложил в сторону пергамент.

— О, Мерлин! Зачем так расстраиваться из-за домашней работы. И бедное перо, между прочим, ни в чем не виновато, — усмехнулся Джеймс.

Гарри даже не улыбнулся. Он отчаянно пытался не обращать внимания на зуд, но сегодня это не очень-то получалось. Рубашка от каждого движения цеплялась за кожу и становилось еще хуже.

— Не в этом дело.

— А в чем же?

— Проблемы со спиной, — выдавил из себя юноша и хмуро уставился на маленькую баночку.

— Давай помогу, — перехватил его взгляд Джеймс.

— Ладно.

Теплая рука коснулась спины и стала осторожно втирать мазь круговыми движениями. Гарри еле сдержал вздох. Было так приятно! Он вспомнил, как просыпался от кошмаров, и как Сириус точно также гладил его по спине, успокаивая и объясняя, что это всего лишь сон.

— Спасибо, — поблагодарил юноша. Джеймс неловко улыбнулся и поднял упавшее перо. — Прости меня, дорогое перо. Я больше не причиню тебе боль, — серьезно сказал Гарри.

Вернувшись к своим записям, он долго размышлял над тем, как претворить свою идею в жизнь.
И, в конце концов, решил создать для отца часы, в центре циферблата изобразить льва с красными глазами (для этого нужно будет добавить своей крови). Это и будет его элементом любви. А маме он подарит изумрудное, под цвет ее глаз, ожерелье с лилией, лепестки для которой сделает из кристаллов. В них тоже будет его кровь. Сначала он, пожалуй, займется золотом и рубинами, а потом изумрудами. Но больше всего его волновала проблема, как создать защиту любви в часах и ожерелье? Как сделать, чтобы они помогли? Не ошибся ли он с седьмым элементом — элементом любви? Каким образом в ту роковую ночь он избежал смерти — благодаря кровной защите или еще чему-нибудь? Слишком много вопросов...


Место: Больничное крыло
Время: 1:45

Гарри сел и, поудобнее устроившись на подушках, стал концентрироваться на своем внутреннем волшебстве, представляя золотой браслет для часов. Через несколько мгновений он появился на его коленях. Не отрывая от него пристальный взгляд, он вновь сосредоточился на своей силе. На браслете стали вырисовываться небольшие рубины, в центре циферблата появился лев. Теперь нужно решить вопрос с его глазами. Гарри стал думать о двух полых кристаллах, и вскоре они появились. Он достал нож (который в будущем ему подарит Сириус), и сделал надрез на пальце. Темно-вишневая кровь медленно капала крупными каплями, постепенно заполняя кристаллы. Теперь нужно было использовать элемент любви. Гарри взял часы в руки и сконцентрировался на отце, любви к нему и только к нему. Золотистый туман окутал часы, чуть вспыхнул и исчез. Гарри положил часы в ящик прикроватной тумбочки и устало закрыл глаза. Слишком много энергии он затратил сегодня. Ожерелье подождет до завтра.

***
Следующей ночью Гарри успешно завершил задуманное: сконцентрировавшись, он представил золотую цепь — и она появилась, заполнил кристаллы кровью и сделал из них лепестки, затем добавил изумруды. Юноша использовал элемент любви, и снова золотистый туман окружил ожерелье, заставив его почувствовать себя опустошенным, даже более, чем накануне. Он так и заснул с зажатым в руке ожерельем.


Место: Перед Больничным крылом
Время: 14:21

«Зайти или нет?» — Сириус колебался и все никак не мог решить — навестить будущего крестника или не стоит.

— Давай же. Чего ты ждешь? — прозвучал голос Римуса.

— Но как он... Он мог бы...

— Войди и узнаешь!

Блэк вздохнул и толкнул двери: Гарри сидел и читал книгу «Если Темный Лорд преследует вас».

«Как раз в точку».

— Привет. Я уж думал, ты никогда не навестишь меня! — Гарри сделал притворно обиженное лицо и скрестил руки на груди. — Я тебе больше не нравлюсь… понимаю…

Он замолчал. Однако зеленые глаза, искрящиеся весельем, совершенно не подходили к обиженному выражению лица.

— Просто я был занят, — начал оправдываться Сириус, садясь на стул рядом с его кроватью.

— А кто выиграл конкурс на лучший хэллуинский костюм?

— Ты и Джеймс… вы так всех напугали своим видом! — Сириус вздрогнул, вспомнив их заляпанный кровью лохмотья.

— И еще у нас был замученный вид, — добавил Гарри и заметил, что лицо крестного мгновенно погрустнело. — Как поживает твоя домашняя работа? — спросил он, чтобы закончить с неприятной темой.

— Уф!

Гарри засмеялся — хорошо все-таки, когда тебя навещают друзья!

— Слушай, мне нужно идти. Но мы скоро увидимся.

Когда за ним закрылась дверь, Гарри пробормотал:

— Ненавижу домашнюю работу по зельям! Единственный человек, который мог бы мне помочь — это Северус. Проклятье, надеюсь, меня скоро отпустят! Мне нужно с ним поговорить!

Вошла мадам Помфри.

— Я чувствую себя прекрасно и, может...

— Нет, — последовал короткий ответ.

«Это потребует времени», — подумал Гарри и с неохотой вернулся к заданию по зельеварению.

0

20

Глава 19

Место: Больничное крыло
Время: 16:54

Двери распахнулись, и на пороге возник черноволосый юноша с учебником в руках.

«Он выглядит не так уж плохо, — порадовался его внутренний голос и тут же сам себе запротиворечил, — но внешность может быть обманчива».

Северус робко подошел к кровати и присел на краешек стула, стоящего рядом. Итан спал, его дыхание было размеренным и спокойным, лицо — порозовевшим. Во всяком случае оно было не таким бледным, как две недели назад, когда Снейп видел его последний раз.

— Что ты здесь делаешь? — негромкий голос, раздавшийся за спиной, застал его врасплох. Обернувшись, юноша увидел Джеймса с горой книг в руках.

— Навещаю, а ты? — вопросом на вопрос ответил Северус.

— С какой это стати?

— Ты давно хотел узнать, почему он так много времени проводит в библиотеке? Так вот — Итан помогает мне с ЗОТИ, а я ему с зельями.

— Ладно, раз он доверяет тебе, я постараюсь примириться с твоим присутствием.

— Нет... мой меч, — внезапно забормотал Итан, не открывая глаз. Северус и Джеймс переглянулись и одновременно прыснули от смеха.

— Привет! Вы смеетесь, значит ваши разногласия наконец-то улажены? — улыбнулся Итан, усаживаясь в кровати.

— Он должен отдыхать! Вон! — ворвавшаяся мадам Помфри потащила юношей к выходу.

— Увидимся! — крикнул Итан вслед друзьям прежде, чем двери захлопнулись.


Место: Большой зал
Время: 7:00

Зал был полупустым. Кроме Гарри, здесь находились только профессора, удивленно наблюдавшие за ним.

— Ммм, тост, — он радовался, что наконец-то завтракает не в Больничном крыле. Над головой пролетела сова и бросила ему в тарелку «Ежедневный пророк». — Я же ем! — возмутился юноша и погрозил птице пальцем. Мельком просмотрев газету, он не нашел там ничего интересного.

— Что ты здесь делаешь? — спросил подошедший Джеймс.

— Наверное, завтракаю, — улыбнулся Гарри. — Но, быть может, я не прав?

— Нет, я имел в виду, почему ты оставил Больничное крыло?

— Помфри наконец-то отпустила меня, но наказала побольше отдыхать. Я проголодался и встал пораньше. А почему ты здесь в такую рань? — спросил Гарри отца, который больше всего на свете любил поспать.

— Завтрак — это святое, — ответил тот и набросился на еду.

— Милый ответ, — саркастично одобрил юноша.


Место: Подземелья
Время: 12:45

— Сегодня мы будем делать «простое» зелье, — с издевкой протянула профессор, вышагивая перед классом. Было так холодно, что из ее рта шел пар.

«Интересно, какое же?», — подумал Гарри, согревая дыханием свои пальцы. Он хотел озвучить вопрос, но потом передумал: не хотелось получать отработку в первый же день возвращения на занятия.

— Это оживляющее зелье, — продолжила профессор Маркеляйн, будто отвечая на его мысленный вопрос.

Гарри уныло вздохнул и открыл учебник:

«Оживляющее зелье применяется для выхода из летаргии. Основные ингредиенты: полынь, корень валерианы, бобы. Самым эффективным способом получения бобового сока является разрезание плода серебряным кинжалом. Добавлять следует струйкой, непрерывно помешивая при этом против часовой стрелки. Закипая, зелье начнет выпускать синий пар. На промежуточной стадии оно должно иметь цвет черной смородины, т.е. темно-фиолетовый, на более поздней приобретает светло-сиреневый оттенок».

Гарри улыбнулся с облегчением: это не так уж и сложно. Разложив на парте ингредиенты, он разжег под котлом огонь. Когда зелье было практически готово, юноша обратил внимание на Питера. У того не очень-то получалось. Поэтому Гарри, на всякий случай мысленно поднял над собой и Джеймсом защитный купол. Если у Питера что-то взорвется, это будет очень кстати.

***
Гарри и Джеймс спешили в библиотеку на встречу с Северусом. Зайдя внутрь и оглянувшись вокруг, они обнаружили записку на дальнем столе:

«Итан! Мне жаль, но я не смогу прийти. Мне немного нездоровится, и я решил отдохнуть у себя. Встретимся завтра. С.С.»

— Ну и ладно. Пойдем, — пожал плечами Джеймс. Гарри нахмурился и снова заглянул в записку:

— С ним что-то не так.

Джеймс, собравшийся уже уходить, с раздражением повернулся:

— Ну, что еще?

— Не знаю, но обязательно выясню!

0

21

Глава 20

Место: Прибежище Волдеморта
Время: 16:43

В центре темной комнаты возвышался трон, на котором восседал человек с красными пронзительными глазами. Северуса как будто парализовало: все тело сковал невыразимый ужас, и он не мог пошевелить даже пальцем.

«Ты предаешь Итана! — кричал внутренний голос. — Беги отсюда, пока не поздно!»

Но все уже было решено за него: он получит темную метку, и никто в мире не сможет помочь ему.


Место: Библиотека
То же время

— Где он может быть? — спросил Джеймс, наблюдая, как Итан механически перелистывает страницы книги, даже не читая.

— Не знаю, — подняв голову, рассеянно ответил он. Джеймс вздохнул и вернулся к прерванному занятию — он разрисовывал именем «Лили» свой пергамент. Затем взглянул на часы.

Тик...
Так...
Тик...
Так...

— Возможно он... — Итан внезапно упал на пол, его лицо исказилось от боли, он скрючился и стал тяжело дышать, будто его пытали.

— Что с тобой?

— Помнишь связь с Волдемортом, о которой я говорил? — прохрипел он, скрежеща зубами.

Джеймс кивнул.

— Я чувствую, когда он ставит новому кретину...

Боль не дала ему договорить фразу до конца.

— Ставит что? — нетерпеливо спросил Джеймс.

— Метку. Северус получает темную метку, — Итан смог присесть на стул и, наклонившись вперед, прошептал: — Он может стать нашим шпионом.

От неожиданности Джеймс поперхнулся воздухом.


Место: у главного входа в Хогвартс
Время: 00:43

POV Северуса

Никогда не думал, что буду чувствовать такое отвращение к себе. После того, как я получил метку (кстати, это было больно), Пожиратели стали «праздновать». То, что они делали с маглами, было мерзко и отвратительно. Когда они закончили, от деревни не осталось и следа, повсюду валялись трупы. Слава Мерлину, они не заставляли меня участвовать в этом. Но мне было достаточно и просто видеть это.

«Пора возвращаться, Северус», — прошипел противный голос, и через мгновенье я уже валялся в мокрой траве около входа в Хогвартс. Брезгливо отшвырнув портключ, я поднял голову и увидел Итана, стоящего в дверях. Его руки были скрещены на груди, а глаза сверкали, как у кошки в темноте. Он подошел ко мне и помог встать, потом расстроенно покачал головой и протянул мне какой-то пузырек.

— Обезболивающее, — пояснил он, чуть хмурясь. Я моментально осушил содержимое. По телу пробежало тепло, и пульсирующая боль в предплечье начала медленно отступать.

— Как ты узнал? — спросил я. Его лицо погрустнело, а в глазах отразилось что-то странное. Я не понял, что именно.

— У меня связь с Лордом.

Он вдруг посерьезнел. Таким я его еще не видел.

— Знаю, что тебя заставили принять метку, но, пожалуйста, через несколько лет стань нашим шпионом. Это единственное, о чем я прошу тебя, — его глаза светились мольбой.

Я кивнул. Я выполню это обещание, даже если мне придется умереть.


Место: Рядом с озером
Время: 16:00

POV Гарри

Прошло несколько недель. Все это время я наблюдал за Северусом. Он стал немного более раздражительным и нервным, чем раньше. Но я знал, он обязательно сдержит свое обещание.

Скоро наступит Рождество, и я подарю родителям подарки, которые спасут нам всем троим жизнь.

Листок, медленно кружась, приземлился мне на колени. Я улыбнулся и покрутил его в руке. Жизнь все-таки прекрасна!

0

22

Глава 21

POV Гарри

Я с улыбкой наблюдал, как крупные хлопья снега падают на землю. На душе было легко. С самого детства я любил снег и считал его чем-то волшебным, поэтому Рождество стало моим любимым праздником, хотя я никогда не получал рождественских подарков. Открыв сумку и вытащив плеер, я надел наушники. Моих ушей коснулся мелодичный голос отца:

«Вот скажи мне, Рождество,
Правильно ли верить в то,
Чего мы никогда не видели?
Правильно ли ждать того,
Чего желаешь?»

Я вздохнул и позволил воспоминаниям о родителях нахлынуть на меня. Они согревали, как теплое одеяло в холодную ночь. Папин голос действовал успокаивающе, и вскоре я заснул.

Насвистывая незамысловатую песенку, в комнату зашел Сириус:

— Никого, отлично!

Скинув пальто и отряхнув волосы от снега, он достал чемодан и стал прятать туда подарки, купленные для друзей. Расслышав чьё-то тихое дыхание, юноша вытащил палочку, скользнул взглядом по комнате и только сейчас заметил спящую фигуру Гарри.

Сириус решил не будить его, а воспользоваться моментом, чтобы спокойно понаблюдать за будущим крестником. Он спал, прижимаясь лбом к окну, черные волосы упали на глаза. Иногда он слегка вздрагивал. Блэк подошел поближе и увидел, что он что-то сжимает в руках. Это что-то было присоединено к ушам и издавало звуки. Надеясь, что его действия не потревожат юношу, Сириус осторожно забрал у него жужжащую штуковину и аккуратно подложил под голову подушку. Вдев в уши наушники, как это было у Гарри, Сириус сразу узнал, чей это голос:

«Радость миру — Бог прибывает.
Позвольте природе принять ее короля,
Позвольте каждому сердцу
Впустить его внутрь,
Позвольте небесам и земле спеть для него...»

— Я не очень хорошо пою, — сказала в тот день Лили, ее голос немного дрожал.
— Не говори ерунды, мы так долго репетировали! У тебя очень красивый голос! Пожалуйста, поднимись на сцену, — в голосе Гарри сквозила мольба. Девушка громко вздохнула и сделала то, что ее просили. Зазвучала музыка, и она запела. У нее и вправду был потрясающий голос.
Потом зазвучала другая мелодия — «Елочные украшения».
— Ладно, Сириус, твоя очередь, — радостно сказал Гарри. Блэк помнил, как он давал всем советы — хотел, чтобы все было идеально. Юноша улыбнулся и запел:
«На рождественской елке
Тысячи огней,
Но одно украшение
Потеряно в ночи.
И никто не может увидеть его...»

— Эй, — голос Джеймса прервал его воспоминания.

— Привет, ходил по магазинам?

Вместо ответа юноша покраснел и нервно пробежался рукой по волосам.

— Скажи хотя бы, что купил мне? — полюбопытствовал Сириус.

— Это сюрприз. Подожди до Рождества.

POV Джеймса

Я нетерпеливо переминался с ноги на ногу в ожидании Лили, то и дело поглядывая на часы. Мы договорились вместе пройтись по магазинам в поисках рождественских подарков. Мы звали с собой Итана, но он отказался, сославшись на то, что у него много домашних заданий.

— Привет.

Лили выглядела очаровательно: на волнистых темно-рыжих волосах кокетливо сидела голубая шапочка, бежевое пальто и изящные сапожки ей очень шли. Я улыбнулся, глядя в ее изумрудные глаза, которые — так странно! — напоминали мне глаза Итана.

В Хогсмиде она потянула меня в ближайший магазин. Огромный ассортимент товаров поразил нас: там было всё — от письменных принадлежностей до всевозможных сластей на любой вкус. Я снял шапку и отряхнул снег. Лили уже стояла у стеллажа и листала какой-то журнал. Я подошел к соседней полке и стал рассматривать ее содержимое.

— На этом пергаменте можно писать сколько угодно — он никогда не закончится, — послышался сзади вкрадчивый голос.

Я обернулся и увидел человека средних лет со слегка тронутыми сединой волосами.

— В правом углу можно выгравировать имя и пожелания владельцу.

Прекрасный подарок для Итана, ведь у него всегда так много мыслей и идей! Пергамент, как уверяет продавец, бесконечен, и это очень кстати.

— Я беру его. Сколько стоит?

— Десять галеонов.

Выйдя из магазина, я присел на скамейку и задумался о подарке для Лили.

— Готов? — в руках она держала несколько разноцветных пакетов.

— Что купила? — спросил я и в шутку попытался заглянуть внутрь.

— Увидишь на Рождество! — строго сказала Лили, будто делала выговор маленькому ребенку.

— Пойдем в Зонко. Там можно купить что-нибудь для Сириуса и Римуса, — предложил я.

Освобождая ее от самых тяжелых пакетов, мы случайно соприкоснулись руками, и она покраснела.

После того, как мы купили друзьям подарки, я все еще был озадачен тем, что бы такое подарить ей. В поисках решения проблемы я изучал каждую витрину магазина, мимо которых мы проходили. В витрине ювелирного я заметил потрясающей красоты браслет с лилией по середине, который был бы достойным подарком для Лили.

— О, прости, я забыл о подарке для Питера, — быстро придумал я отговорку. — Подожди меня в «Трех Метлах». Ладно?

Дождавшись, когда она скроется из виду, я вошел в магазин. Продавщица за прилавком приветливо улыбнулась.

— Мадам, покажите, пожалуйста, браслет с витрины.

— Это для вашей девушки? — спросила она, выкладывая его на прилавок.

— Надеюсь, она станет ею в будущем. И еще я хотел бы заказать гравировку со следующим текстом: «Лили — самому красивому цветку. С любовью, Джеймс».

Войдя в бар, я сразу увидел ее и, улыбнувшись, подошел.

— Смотри, — она указала на что-то пальчиком.

Подняв глаза к потолку, я увидел маленькую омелу и вспыхнул. Лили легонько коснулась моих губ своими. Ее губы были мягкими и имели вкус ванили. Мне показалось, что я попал в рай.

— С Рождеством, — прошептала она.

***
Джеймс, казалось, витал в облаках. Сириус помахал рукой перед его лицом:

— Эй, Ромео, вернись на землю.

Юноша моргнул и громко спросил:

— Что?

Блэк шикнул на него и указал на спящего Гарри.

— У него шея затечет в таком положение, — Джеймс взял его на руки и, положив на кровать, укрыл одеялом. Удивительно, но тот не проснулся.

«Он будет хорошим отцом», — подумал Сириус, с теплой улыбкой наблюдая за другом.

***
Гарри как раз направлялся на улицу, чтобы глотнуть свежего воздуха, когда его с силой потянули в пустой класс и прижали к стене.

— Отпусти, — прохрипел он и только сейчас разглядел, кто его держит. Римус! Гарри был потрясен. Он стал вглядываться в глаза друга, пытаясь понять, наложено ли на него какое-нибудь заклятие или нет. Но все, что он там увидел, были гнев, ярость и любопытство.

— Кто ты?

— Ч-что ты имеешь в виду? — юноша попытался вырваться. Но у него ничего не получилось — с приближением полнолуния сила Римуса росла неимоверно.

— Ты пахнешь не так!

— Знаешь, а ведь сейчас этими словами ты признался, что оборотень.

Юноша побледнел и немного ослабил хватку. Гарри глубоко вдохнул.

— Ты Пожиратель Смерти? Итана сейчас пытают, а ты принял его облик?

— Да это же я, приятель!

«Нужно потом применить к нему Обливиэйт, а то будущее может пострадать. И к Сириусу тоже».

— Наложи заглушающие чары, и я всё расскажу тебе.

Римус выполнил просьбу, но палочку убирать не стал, держа Гарри на прицеле на случай, если тот вздумает убежать.

— На мне стоят чары, скрывающие мою настоящую внешность и запах, — глядя Римусу прямо в глаза, начал он. — Однако, когда я вернулся от Лорда, эти чары ослабели. Возможно, из-за пыток...

Юноша немного поколебался, а затем решительно закончил:

— Я не из этого времени. Я Гарри Джеймс Поттер.

Люпин застыл, а потом выдохнул:

— Как ты сможешь доказать это? Скажи мне что-нибудь такое... ну, например, что только своим детям мог бы доверить Джеймс.

Гарри ненадолго задумался, а затем сказал:

— Торжественно клянусь, что замышляю шалость, и только шалость.

Римус во все глаза уставился на юношу.

— Я могу показать тебе свой патронус, — Гарри надеялся, что это окончательно убедит его. Он кивнул и отошел в сторону, чтобы не мешать.

— Экспекто Патронум! — юноша подумал об отце, его улыбке и глазах.

Из палочки вырвался белый сноп, затем появился олень, готовый защищать своего хозяина. Но не увидев опасности, подошел к нему и ткнулся носом в руку. Римус стремительно подошел к Гарри и стиснул в крепких объятьях. Тот с готовностью обнял его в ответ. Хорошо, что теперь у него есть два человека, с которыми можно поговорить о маме и папе!

0

23

Глава 22

Лили Эванс, прижав библиотечные книги к груди, быстро шла по коридору.

«Горячий шоколад был бы сейчас очень кстати», — мечтала она, дрожа от холода.

Повернув за угол, Лили остановилась перед портретом с фруктами и свободной рукой пощекотала грушу. Та захихикала и открыла проход в кухню. Эльфы, готовясь к рождественскому банкету, сновали туда-сюда. Лили сразу заметила Итана, стоящего к ней спиной.

— Что ты здесь делаешь? — удивилась она. Юноша обернулся, взгляды изумрудных глаз пересеклись.

— Готовлю горячий шоколад. Похоже, тебе он тоже не помешает, — сделал вывод юноша, увидев ее слегка покрасневший нос.

Лили кивнула и присела на табурет. Он вернулся к своему занятию: налил в чашки горячего молока, затем добавил шоколадный сироп, ложку сахара и всё тщательно перемешал. Закончив, он с улыбкой протянул ей дымящийся напиток:

— Это мой собственный рецепт, попробуй.

Девушка отхлебнула ароматной жидкости. По телу разлилось приятное тепло. Облизав губы, она благодарно улыбнулась Итану, неторопливо пившему из своей чашки.

— Очень вкусно.

— Рад, что понравилось. Не ожидал, что ты останешься в Хогвартсе на каникулы. Разве твои родители не ждут тебя дома?

— Конечно, ждут, — ответила Лили и, вспомнив грустное лицо Джеймса, добавила: — Просто я захотела остаться здесь с друзьями.

Повисло молчание. Только эльфы продолжали греметь кастрюлями.

— Расскажи о своих родителях, — попросил Итан, допив шоколадный напиток.

— Хорошо, — легко согласилась Лили и сама удивилась: она никогда не обсуждала эту тему со своими друзьями, потому что большинство из них были чистокровными магами или полукровками. — Моя мама, как солнце, она освещает нашу жизнь своим заразительным смехом. У нее такие же волосы, как у меня, но глаза голубые. И она тоже готовит горячий шоколад по своему специальному рецепту, а еще прекрасно поет. Мой папа весельчак и заводила! Внешне я на него совсем непохожа: у него светлые волосы и карие глаза. А что насчет твоих родителей? — полюбопытствовала Лили и тут же прикусила язык, запоздало вспомнив, что Итан круглый сирота.

Однако вопрос его нисколько не опечалил, наоборот, его глаза засветились любовью и счастьем:

— Моя мама была очень красивой, не только внешне, но и внутренне. Когда она смеялась, хотелось смеяться вместе с нею. У меня ее глаза. Они с папой были совсем разными: он обожал квиддич и любил летать, а мама даже смотреть на метлу боялась.

***
— Проснись! Сочельник!

— Сириус... — прохрипел Гарри и попытался натянуть одеяло на голову, но тщетно.

— Вставай! — крикнул юноша прямо ему в ухо.

Остатки сна улетучились. Что Гарри действительно ненавидел, так это утренний холод и еще людей, не дающих спать. Снегопад за окном поднял настроение. Быстро одевшись, он спустился в гостиную и шлепнулся на диван рядом с Джеймсом:

— Привет, есть разговор.

Юноша оторвался от книги и усмехнулся:

— Ну, что задумал на этот раз?

— Я собираюсь устроить снежную борьбу, — Гарри сделал эффектную паузу. — У меня есть план.

***
Соорудив из снега крепость, друзья затаились и стали ждать, когда профессора будут совершать свою ежедневную прогулку. Гарри посмотрел на заколдованных снеговиков, которые ранее построил вместе с Лили. Те должны были напасть по команде.

— Приготовьтесь, — прошептал юноша, увидев приближающуюся группу, и начал отсчет: — Три, два, один. В АТАКУ! — хором выкрикнули они ключевое слово, и в тот же миг снеговики стали наступать на учителей, ловко забрасывая их снежками. Те не растерялись и с помощью палочек превратили их в сугробы.

— Итак, — начал Гарри, обращаясь к мародерам. — Возьмите метлы, пора нападать с воздуха.

Подлетев к профессорам, они стали забрасывать их сверху. Те не остались в долгу: укрывшись за стенами крепости, они пытались снежками сбить летающих учеников. Сражение закончилось, когда обе стороны выбились из сил и объявили ничью.

***
На следующее утро Гарри проснулся в четыре часа. Некоторое время поворочался в кровати, попытался заснуть, но ничего не вышло. Внезапно тишину нарушило какое-то движение у кровати Джеймса, затем послышался скрип закрывающейся двери. Юноша отдернул полог и быстро оделся. Ему хотелось первому вручить подарок отцу. Спускаясь по холодной лестнице, он увидел его, сидящего у главного входа с задумчивым выражением лица.

— Галеон за каждую мысль, — усмехнулся Гарри. От неожиданности Джеймс подскочил.

— Извини, если разбудил тебя, — тихо сказал он.

— Нет, я сам проснулся. В общем, я хотел подарить тебе подарок.

Гарри протянул Джеймсу небольшую коробку. Тот открыл ее и обомлел. Его поразила сила, исходящая от часов, и чувство умиротворения, моментально заполнившее все клеточки его тела.

— Они зачарованы таким образом, что защищают от многих проклятий. У меня также есть ожерелье для Лили. Знаю, вы оба нужны Волдеморту, и хотел бы помочь... — Гарри нахмурился, поняв, что беседа зашла не в то русло. — Может, пойдем в гостиную и подождем, пока встанут остальные? — он не стал ждать ответа и потянул Джеймса за собой.

Золотые часы весело тикали 7:00. Итан заснул прямо на стуле около потрескивающего огня.

«Не могу поверить, что он подарил мне ТАКОЕ!» — подумал Джеймс, глядя на спящую фигуру.

— Просыпайтесь все! Рождество! — раздался сверху громкий крик.

— Сириус! — одновременно воскликнули юноши и вздохнули в притворном раздражении.

Лили, Римус и Питер, сонно протирая глаза и потягиваясь, спускались по лестнице. Впереди шел Сириус, сияющий, как новенький галеон. Плюхнувшись на диван, он жестом пригласил всех присоединиться к нему и бодро предложил:

— Может, откроем подарки? — его энергия просто фонтанировала.

Джеймс кивнул и потянулся к первому свертку. От Питера он получил набор приколов из Зонко. Римус подарил книгу и пакет шоколадных лягушек. Сириус — фотоальбом, упакованный в яркую бумагу. Подарок Лили он открыл последним и несказанно обрадовался фото, на котором были запечатлены они вдвоем перед Визжащей хижиной.

Итан, конечно же, в первую очередь открыл подарок от Джеймса. Слова благодарности за всё, что он сделал для него и его друзей, растрогали почти до слез.

— Спасибо, — прошептал он, не поднимая головы.

— Тебе спасибо, — ответил Джеймс и стал помогать разворачивать остальные подарки. От Лили Итан
получил книгу с рецептами, от Римуса — продвинутый учебник по ЗОТИ, от Сириуса тоже фотоальбом, но оформленный немного по-другому.

POV Лили

Я вертела в руках изящную коробочку — подарок Джеймса, и мне никак не хватало смелости открыть ее. Сделав глубокий вдох, я всё же сорвала блестящую обертку и ахнула: там лежал потрясающий браслет с красной лилией в центре! На обратной стороне было выгравировано «Лили — самому красивому цветку. С любовью, Джеймс». У меня чуть сердце не остановилось. Я вспомнила время, которое мы провели вместе, и улыбнулась.

— Лили, — знакомый голос прервал мои мысли. Я обернулась и увидела, что Джеймс направляется ко мне. Я кинулась ему навстречу и, крепко обняв, горячо поблагодарила.

— С Рождеством! — прошептал он мне на ухо.

POV Гарри

После банкета, уже ночью, я лежал на кровати и счастливо улыбался. Я получил подарки от мамы и папы! И хорошо, что нашел Лили прежде, чем она ушла спать.

— Лили.
Я подбежал к ней и остановился, тяжело дыша.
— Что? — казалось, она витает в облаках.
— Я хотел бы поздравить тебя, — сказал я, протягивая ей подарок. Она открыла коробку, и ее лицо тут же из мечтательного превратилось в потрясенное.
— Какая прелесть! — воскликнула она. Ожерелье подействовало на нее также, как часы на папу.
— На нем стоят защитные чары, — с улыбкой объяснил я. Она благодарно стиснула меня в объятьях, а затем продолжила свой путь с таким же мечтательным выражение на лице, как и раньше. Очень надеюсь, что ожерелье сработает.

0

24

Глава 23

В канун Нового Года в гриффиндорской гостиной закатили шумную вечеринку в честь праздника. Все смеялись, пили пунш и танцевали. Словом, развлекались, как могли. Только один молодой человек не разделял всеобщего веселья и в одиночестве сидел в мужской спальне, ожидая возвращения в свое время. Грустно вздохнув, Гарри подумал о разлуке с родителями.

— Я оставил для них письма. Надеюсь, мы увидимся в будущем! — утешал он сам себя. Для Сириуса и Римуса он тоже оставил прощальные послания, но на них стояли чары забвения, чтобы по прочтении их, они забыли, что Гарри прибыл из будущего.

Вздохнув, юноша перечитал письмо для отца:

«Джеймс! Когда ты прочтешь это письмо, меня уже не будет. Нет, я не умру, а просто уйду навсегда. Знаю, это звучит сентиментально, но если ты будешь расстроен моим исчезновением, не вини себя! Я уехал по причине, которую не могу назвать. Но помни: те, кто тебе дороги, всегда остаются в сердце, даже, если их нет рядом. Я хотел бы, чтобы ты сделал для меня кое-что: прекрати издеваться над Северусом и передай ему, пожалуйста, письмо, которое я оставил для него. Буду по тебе скучать. Итан».

Гарри положил письма на кровать Джеймса.

Всё, часы начали бить полночь:
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10 Золотистое свечение полностью окутало его
11 Вспышка
12 Хлопок, и Гарри исчез.

Эпилог.

Вам, наверное, интересно узнать, что случилось с Джеймсом и остальными?

Так вот:

Джеймс внезапно почувствовал необъяснимую тревогу, оставил вечеринку и пошел к Итану, но нашел только его письма. С того дня он поклялся защищать тех, кого любил.

После исчезновения единственного друга, Северус стал еще более нелюдимым и саркастичным, но сдержал свое обещание и стал шпионом за год до падения Темного Лорда.

Сириус остался таким же заводилой и сердцеедом.

Римус с головой погрузился в учебу и вскоре стал лучшим учеником Хогвартса.

Лили начала встречаться с Джеймсом, позже они поженилась, и у них родился сын. И впервые увидев глаза новорожденного, они вспомнили Итана Ридлла.

0

25

http://upload.bbfrm.ru/pixel/381d05a6232e4289654f8e5c195071e3/1/Гость/gp_marodery/919860.jpg

http://upload.bbfrm.ru/pixel/bbb513f194029532df5ec93b20e2d447/2/Гость/gp_marodery/919860.jpg

http://upload.bbfrm.ru/pixel/6bbbe2032dc337a56d844f6bbb238622/3/Гость/gp_marodery/919860.jpg

0


Вы здесь » Кладовая фанфиков » Гет и джен » "Wise Beyond Years, Literally!", ГП и мародеры, PG, закончен